По следам золотого льва. Часть 7

Малинин Андрей
Автор еженедельной колонки

31 июля 1816 года в местной газете «Lancaster Journal»  появилось объявление следующего содержания:

Notice.

The subscriber having declined business, requests all those indebted to him to make immediate payment to Jacob Demuth, who he has appointed to settle his accounts; and all those having demands against him, are desired to hand their accounts to him for settlement.

The business will be carried on as usual, by Jacob Demuth, who requests a continuence of the public patronage.

CHRISTOPHER DEMUTH

JULY 31                                                                                                 

Объявление.

Ниже подписавшийся, в связи с выходом из дела, просит всех своих должников,  произвести срочно оплату задолженности Якобу Демуту, которого он назначил для урегулирования своих счетов; также он просит всех, перед кем у него есть долговые обязательства, предъявить ему счета для оплаты.

Бизнес будет вестись, как обычно, Якобом Демутом, который  просит общество, как и прежде, оказывать ему в этом поддержку.

КРИСТОФЕР ДЕМУТ                                             

31 ИЮЛЯ                                                                                          

 

Действительно в 1816 году сын Кристофера Демута  Якоб  (1778-1842) возглавил семейный бизнес. Нужно отметить, что он, а также его братья Джон и  Джосеф вместе с зятем Демута Джоном Эберманом, вторым мужем дочери Мэри, еще до этого так или иначе были вовлечены в него. Джон, на пример, работал продавцом в лавке, а Джосеф и Джон Эберман обеспечивали транспортировку сырья и готовой продукции. Однако участие в деле Якоба было ощутимее. Он был посвящен во все тонкости бизнеса. Что касается женской части клана, то сведений об их роли в семейном предприятии  почти не сохранилось. Есть, правда, один интересный факт, но об этом позже.

Кристофер Демут принял решение передать все дела сыну в связи с тем, что здоровье его серьезно ухудшилось: замучил ревматизм. Вместе с Элизабет он переехал в каменный дом на улице Prince Street, предоставив магазин в полное распоряжение семьи Якоба. В декабре 1816 года его хватил удар, после которого правая часть его была частично парализована. Он не мог даже самостоятельно расписываться, поэтому на документах этого периода стоит его факсимиле.

В 1817 году Кристофер Демут составил свое завещание. Его анализ показывает, что до последних дней своих Демут заботился не только о судьбе своего дела, но и о будущем своих родных. 7 сентября 1818 года его не стало. Известие о его смерти было опубликовано в англо-язычных газетах  «Lancaster Journal»  и « Intelligence», а также в немецком издании «Reading  Adler». Все отмечали, что Демут был всеми уважаемым гражданином, снискавшим себе авторитет в обеих общинах на ниве успешного ведения дел. Оставленное им в наследство движимое и недвижимое имущество было оценено в общей сложности в 42227,19 долларов США, что по ценам 2011 года составляет примерно 770000 долларов.


Сохранившиеся страницы  «Lancaster Journal»

О материальном благополучии и успешности Кристофера Демута свидетельствует также сравнение его с другими предпринимателями того времени. Из 648 владельцев недвижимостью Ланкастера, согласно налоговой ведомости 1815 года, он занимал 24 место по сумме выплачиваемых налогов, то есть входил в 4% самых крупных налогоплательщиков города. Для примера, другой торговец табаком Питер Шайндль (Peter Shindle) располагался в нижней части этого списка.

И так,  на смену Кристоферу Демуту  пришел его сын Якоб. В полное владение семейным бизнесом он вступил в 1818 году. Его он возглавлял вплоть до своей смерти в 1842 году. Как и  отец, Якоб был видным деятелем общины: его избирали членом городского Совета,  управляющим местного банка, а также руководителем местной пожарной компании The Union Fire Co..  Кстати, ни одно собрание пожарников не считалось официальным, если на нем не курили сигары, предоставленные Демутовым магазином. При этом Якоб был чрезвычайно плодовитым. Мало того, что он трижды женился, но он еще и наплодил двадцать детей! Впрочем, иметь многочисленные семьи было характерно для моравских братьев.


Здание The Union Fire Co

В течение последующих шестидесяти с лишним лет  дело Якова продолжали трое  его сыновей:  Эммануил (1842-43 и 1853-64), Лоуренс (1843-53), и Генри (1864-1906). Так как  тенденции в потреблении табака изменились, они сделали ставку на производство сигар и жевательного табака.

С 1906 по 1937 год семейным бизнесом управляли дети Генри, а с 1937 по 1978 годы – его внук Кристофер. На долю последнего выпали не лучшие времена. Рынок табачной продукции вступил в полосу затяжного кризиса. По этой причине было принято решение отказаться от собственного производства и сконцентрировать усилия на торговле. Сын Кристофера после смерти отца отказался продолжать его дело. Тогда бизнесом занялась его вдова Доротеа (Dorthea). Однако на долго ее не хватило, и в 1986 году она продала   табачный магазин Демутову фонду (Demuth Foundation), некоммерческой организации, основанной в 1981 году, для увековечивания достижений семьи Демутов, и, в первую очередь,   Чарльза Демута (Charles Demuth, 1883-1935),   пра-правнука Кристофера Демута,  который стал известным художником-модернистом.


Чарльз Демут

Фонд владел  магазином до 2003 года, когда было принято решение продать бизнес Domestic Tobacco Company. При этом здание сохранилось за фондом, который  сосредоточился исключительно на Демутовом музее, расположенном по соседству. В 2008 году Джеффри Рэнк, президент Domestic Tobacco Company, продал контрольный пакет акций предприятия Джеймсу Шэнду-младшему. Однако после смерти Шэнда в 2009 году и Рэнка в 2010 году магазин был  временно закрыт. Дальнейшая его судьба находится в руках Фонда. Хочется верить, что дело это не умрет, и мы еще не раз о нем вспомним.

Подводя итоги, важно отметить следующее: Демут и члены его семьи, которые продолжили начатое им дело, сделали ставку не на диверсификацию предлагаемой табачной продукции, а каждый раз сосредотачивали внимание на каком-то основном продукте, который, как сейчас принято говорить, являлся драйвером для всего бизнеса. При этом они прекрасно сознавали, что бизнес должен реагировать на изменения потребительских вкусов. К двадцатому веку, фирма прекратила производство нюхательного табака, и стала выпускать с 1870 года собственную линию сигар «Золотой Лев», а также жевательный табак. 

Со временем, магазин стал местной достопримечательностью, не только в силу своей истории, но и  потому что он играл важную роль в обществе. На протяжении многих лет он был не просто табачным магазином, а настоящим общественным центром, где всегда можно было узнать последние новости и получить необходимую информацию. Здесь, в частности, в 1937 году  был установлен самопишущий термометр, и местные жители нередко забегали сюда, чтобы узнать какая их ожидает погода. Кроме того, что магазин, по сути, играл роль метеостанции, он еще был и своего рода неофициальным музеем, где для удовольствия посетителей выставлялись старинные  артефакты, использовавшиеся, на пример,  в пожаротушении.

Солидный фундамент, заложенный основателем дела Кристофером Демутом, позволил его потомкам не только сохранить  достигнутое, но  и существенно его преумножить. На протяжении более двухсот лет  бизнес семейства процветал, и одновременно укреплялось уважение к нему в обществе. Не случайно со временем был создан специальный фонд, цель которого сохранить богатое материальное и духовное наследие  семейного клана Демутов для того, чтобы  сделать его достоянием всего общества.   

Комментарии пользователей

Сигара из которой возгорелось пламя

18 сентября 1980 года космический корабль «Союз-38», пилотируемый советским космонавтом Юрием Романенко и кубинцем Арнальдо Тамайо Мендесом, впервые в истории человечества вывел на околоземную орбиту… сигару!

Правда о сигарном банте

Нам трудно представить себе сигару без такого яркого ее атрибута, как бант. Между тем история его возникновения до сих пор является предметом жарких споров. Каких только версий не существует на этот счет!

Магия сигары

В 2004 году на аукционе Sotheby’s неизвестный покупатель приобрел работу Пабло Пикассо «Мальчик с трубкой» (Garson а la Pipe) 1905 года за 104,168 миллиона долларов. Стартовая цена работы – 70 миллионов долларов – беспрецедентная для рынка искусства сумма.