ГАВРИКОВУ СИГАРУ!

Автор еженедельной колонки

«Живи так, чтобы тебе
было не стыдно продать
домашнего попугая главной
городской сплетнице»

Уилл Роджерс
(американский сатирик)

По традиции каждому новому члену МСК мы дарим клубную сигару. Это символично. В этой связи вспоминается старый анекдот. Его рассказывают по разному, но я хочу предложить Вам «сигарную» версию:

Как-то Александр I захотел завести попугая. Князь Александр Львович Нарышкин откликнулся на просьбу императора и подарил ему своего великолепного серого попугая. К Нарышкину же часто захаживал Гавриков, младший директор Петербургского заемного банка, которому гостеприимный хозяин всякий раз приказывал подавать сигары – редкое по тем временам увлечение, только начинавшее входить в моду. Предпочтения гостя князь прекрасно знал, так как оба были членами тайного общества «Кавалеров пробки». Их отличительным знаком была, естественно, бутылочная пробка, которую носили в петлице сюртука.

Вот перед Пасхой к государю явился докладчик со списком награждаемых чиновников. И при словах «статскому советнику Гаврикову…» смышленый попугай вдруг закричал:

- Гаврикову сигару, Гаврикову сигару!

Тогда немало удивленный государь, лукаво подмигнув, рядом с фамилией награждаемого собственноручно дописал: «Гаврикову – сигару!»

Завидная награда! Знать бы только какой сигарой был награжден счастливчик…

Комментарии пользователей

Огоньку не найдется?

Широко известно, что слово «сигарета» заимствовано из французского языка, где cigarette является производным от cigare, и переводится как «маленькая сигара». Считается также, что первым это слово придумал и внес в лексикон один из выдающихся писателей-классиков XIX века, французский прозаик и поэт Теофиль Готье (1811-1872), посетивший, якобы, в 1833 году Королевскую табачную фабрику в Севилье. Удивительно, что эта дата до сих пор кочует из одного источника в другой.

Сигарный контрапункт Ортиса (Продолжение 1)

По поводу пахитосас на Кубе Ортис замечает, что если они и использовались местными аборигенами, то только не позднее XVI века, так как должны были исчезнуть вместе с самими индейцами. На смену им пришли сигары, скрученные полностью из табака. Так или иначе, но когда в XVIII веке гаванская фактория, желая расширить ассортимент табачной продукции, попыталась наладить производство сигар с оберткой из маиса, то ей пришлось обращаться за помощью торседоров из Центральной Америки, так как «на Кубе не нашлось рабочих, способных крутить такие сигары, как в Гватемале».