Висенте Мартинес Ибор (продолжение 1)

Малинин Андрей
Автор еженедельной колонки

С 1876 по 1880 год на Ки-Уэсте царил почти такой же хаос, как и в Нью-Йорке. Когда на Кубе закончилась война, то в результате оттока рабочих на родину островной город частично опустел. Первым профсоюзом, организованным на Ки-Уэсте в 1874 году, был Кооперативный союз производителей сигар Ки-Уэста (Cooperative Union of Cigar Makers of Key West). В августе 1876 года он объявил забастовку, но она быстро разрешилась, так как и рабочие, и производители стремились скорее возобновить работу. Когда в 1878 году на Кубе закончилась война, правительство  предложило помилование рабочим, желающим вернуться домой. Ки-Уэст быстро потерял треть своей рабочей силы.  В 1878 году рабочие, воспользовавшись дефицитом рабочей силы, устроили забастовку с требованием повышения заработной платы. Три фабрики, принадлежавшие Ибору, Сайденбергу и Роусону были вынуждены приостановить производство. В течение следующих нескольких месяцев Ки-Уэст был похож на город-призрак с пустыми домами и нищими, бродящими по улицам. Однако, в течение короткого времени рабочие вернулись, разочаровавшись в условиях на Кубе. При этом они были полны решимости сделать Ки-Уэст своим постоянным домом. 

Историческая экспозиция памятных вещей по изготовлению сигар в музее и форте Восточного Мартелло.

По мере развития табачной промышленности в Ки-Уэсте, был организован сторожевой комитет (watchguard committee), состоявший из членов  общины, которые считали своей обязанностью надзор за рабочими. В 1877 году они сформировали местное ополчение «Ки-Уэстские стрелки» (Key West Rifles), для поддержания мира и порядка. Его восемьдесят членов были доступны для производителей в чрезвычайных ситуациях. Они считали себя миротворцами, обеспечивающими мир и порядок на острове. Хотя в Ки-Уэсте были некоторые проблемы с трудовыми ресурсами, размер острова, отсутствие мощного профсоюза и поддержка местного сторожевого комитета  побудили нескольких производителей рассматривать Ки-Уэст как надежное и безопасное место для создания своего бизнеса. Тем не менее, профсоюзы постепенно набирали силу, привлекая новых членов из числа рабочих, чей труд пользовался большим спросом. Рабочие вели себя осторожно, осознавая общественную оппозицию к ним. Но к 1879 году они были уже достаточно окрепшими, чтобы призвать к созданию более влиятельной организации. Так возник Союз табачников (Unión de Tabaqueros), который  объявил своей целью  предотвращение спорадических забастовок. Профсоюз также потребовал надлежащей классификации брендированных сигар, чтобы рабочим, производящим высококачественные сигары, не платили также как за изготовление сигар более низкого качества. 

 Производители отреагировали на это созданием Союза производителей сигар (Cigar Manufacturers Union)

Профсоюз табачников не встретил особого сопротивления со стороны производителей, поскольку единообразие заработной платы и оплата в зависимости от марок сигар были теми вопросами, которые хотели решить сами производители. Их первое противостояние в 1879 году было решено без особых проблем, но в следующем году Unión de Tabaqueros  призвал к проведению  всеобщей забастовки на фабрике El Príncipe de Gales, принадлежавшей Ибору. Рабочие хотели создать на фабрике филиал Гаванской организации производителей сигар (Havana Cigar Makers' Directory), чтобы  определять, кто может быть принят на работу и кто может стать бригадиром.

Ибор был настолько не согласен с этими требованиями, что в ответ закрыл фабрику. Забастовка продолжалась четыре месяца. Забастовщиков поддерживали денежными пожертвованиями  рабочие других фабрик. Тогда это было обычной практикой. Забастовка кончилась все-таки победой Ибора, который дождался момента, когда рабочие, оказавшиеся в отчаянном положении, вернутся к работе. Однако профсоюзы было уже не остановить, и они продолжали усиливать свои угрозы в адрес владельцев фабрик. После забастовки 1880 года наступил период расширения производства и экономического процветания. Рабочим часто шли на уступки для поддержания высокого уровня производства. В 1884 году, когда потребность в рабочей силе повысилась, так как открылось много новых сигарных фабрик, рабочие начали давить на предпринимателей, требуя улучшения условий труда. Производители отреагировали на это созданием Союза производителей сигар (Cigar Manufacturers Union) для защиты своих интересов.

Решающим годом в истории производства сигар на Ки-Уэсте стал 1885 год. В то время как первые несколько месяцев были благополучными, вторая половина  была наполнена конфликтами, которые подорвали сигарную промышленность и вызвали бегство с острова целого ряда производителей, включая Ибора. Год начался с прекрасных отчетов об экономических успехах. Ки-Уэст фигурировал в них как тринадцатый по величине порт в Соединенных Штатах с одной из лучших гаваней во Флориде. Недвижимость на острове была в цене, а доходы порта были впечатляющими: с 1 июля 1882 года по 30 июня 1883 года поступления в бюджет составили 282610,76 долл.. В течение этого периода было получено 696030112 фунтов иностранного табака, а пошлины составили 236610,67 долл.. На острове функционировали восемьдесят сигарных фабрик, на которых в общей сложности было занято 2703 рабочих. Всего было произведено примерно 42 млн сигар с  использованием 1681000 фунтов листового табака.  

работа на сигарной фабрике

В 1885 году газета The Tobacco Leaf сообщила: «Если быстрота, с которой увеличивается число сигарных фабрик является каким-либо критерием, то бизнес здесь, судя по всему, развивается стремительным образом. Только за последнюю неделю, или за каких-либо десять дней, здесь было получено десять новых лицензий на производство. (...) В одном из последних номеров местной газеты Democrat говорится, что количество сигарных фабрик достигло 99, а число рабочих, занятых на них, 5500 человек». 

Согласно данным переписи населения Флориды за 1885 год, в производство сигар El Príncipe de Gales было инвестировано 100 000 долларов. 505 работников фабрики получали от 2,00 до 3,50 долл. в день, в зависимости от их квалификации. Общая сумма годовой заработной платы составляла 200000 долл. при стоимости продукции в 600000 долл. И вот на фоне всего этого процветания в августе вдруг началась забастовка. Сначала казалось, что она будет кратковременной, но она продолжалась несколько месяцев, и в конечном итоге ущерб для обеих сторон оказался внушительным. Решение Ибора покинуть Ки-Уэст после забастовки стало лишь одним из примеров. Другие фабриканты последовали за ним в Тампу или переехали в другие места. Когда его спросили, почему он решил покинуть Ки-Уэст, Ибор ответил: «У нас было много веских причин покинуть Ки-Уэст и основать Ибор-Сити. Логистические условия лучше в Ибор-Сити, жизнь для наших работников там дешевле и лучше, и т.д. и т.п.».  Его уклончивый ответ так и не объяснил  истинную цель отъезда из Южной Флориды.

Рабочие возделывают табачное поле 1888 год.

Забастовка привела к депрессии в Ки-Уэсте. Пустые дома, закрытые фабрики и отток рабочих лишили город оптимизма, который пронизывал его раньше. Ни рабочие, ни предприниматели не ожидали, что забастовка дойдет до таких крайностей. Потеря рынков производителями, потеря рабочих мест рабочими и общая депрессия, в конце концов, вынудили пойти на переговоры. 2 сентября 1885 года был выпущен циркуляр об урегулировании конфликта, в котором, в частности, предусматривалось, что представители профсоюза впредь не должны вмешиваться во внутреннее управление фабрикой. Они имели право предъявлять любые требования к производителю в отношении общих интересов труда и капитала. Их полномочия ограничивались доведением до сведения Совета директоров любых проблем или разногласий возникающих на фабрике. В свою очередь Совет директоров обязан был назначить комиссию, которая должна была довести жалобу до сведения владельца фабрики и по возможности урегулировать ее. 

С окончанием самой разрушительной забастовки в истории Ки-Уэста, рабочие и производители занялись оценкой ущерба. Производство сигар было быстро восстановлено, чтобы в срочном порядке выполнить большое количество отсроченных заказов. Урегулирование удовлетворило рабочих, поскольку представители их профсоюза теперь были допущены на фабрики. Некоторые владельцы фабрик также были довольны. Они по-прежнему могли сохранять контроль над управлением без участия профсоюзов, хотя профсоюзное движение среди рабочих усилилось. Когда заводы снова заработали, владельцы фабрик отправили агентов в Гавану для поиска рабочей силы. Восстановление торговли было нелегким делом, но большинство производителей были настроены оптимистично.  Некоторые владельцы фабрик ставили перед собой задачу вернуть потерянные рынки, но Ибор избрал для себя другой вариант. Устав от борьбы с профсоюзами, он разослал запросы в Галвестон, Пенсаколу и Мобил, чтобы найти новое место для бизнеса. Он решил снова переехать…

Комментарии пользователей

Автор: CigarAficionado
Вторая витола в линейке Plasencia Alma Fuerte Colorado Claro!

Сигара формата Торо получила название Eduardo I. Напомним, что Plasencia Alma Fuerte Colorado Claro были запущены в прошлом году, как одноразмерное ответвление основного Alma Fuerte.

Автор: Cigarday.ru
Итоги аукциона Lasting Moments of Habanos

25 июня, в рамках фестиваля White Night Smoke, прошел аукцион редких и винтажных кубинских сигар Lasting Moments of Habanos, организованный сигарным клубом «Эпикур». Название аукциона указывало на то, что выставленные на продажу лоты представляют собой не просто редкие витолы, но сигары, которые больше не выпускаются и никогда более не поступят на полки сигарных бутиков.

Halph Spanish

По одной довольно распространенной версии именно Исраэль Патнэм первым привез в Новую Англию семена кубинского табака, из которых он стал выращивать в Хартфорде высокого качества табак, получивший впоследствии широкую известность как «коннектикутский покров». Только за одно это следовало бы вписать навечно его имя во всемирную историю табака. Однако нам представляется эта версия сомнительной.