Теорема Зигмунда Фрейда

Малинин Андрей
Автор еженедельной колонки

Тему этой статьи мне подсказал случай, который произошел со мной на отдыхе в Черногории.

Разместившись в великолепном пятизвездочном отеле «Splendid Conference&Spa Resort», я сразу же отправился в сигарный бутик, который приметил по пути в номер. Надо сказать, что хьюмидорная комната меня не разочаровала. Здесь были хорошо представлены «Davidoff» и «гаваны». Хотя намерения что-либо покупать у меня не было, я из приличия все-таки приобрел «Monteсristo Petit Edmundo». Оплатив счет, я уже собирался уходить, но был остановлен недоуменным вопросом продавщицы: «А откусить?». Впервые столкнувшись с таким предложением, я уже вознамерился было включиться в рискованную игру слов, но вовремя вспомнил, что рядом была жена…

 
Хьюмидорная комната

Через пару часов мне пришлось пожалеть о том, что я отказался от предложенной мне услуги. Дело в том, что мы отправились на прогулку по живописному побережью Адриатического моря не заходя в номер, где остались все мои сигарные принадлежности. Поэтому, когда после сытного ужина возникло желание выкурить приобретенную сигару, пришлось обратиться за помощью к официанту. На что он без зазрения совести посоветовал мне воспользоваться зубочисткой. Я отказался, заметив, что это не мой стиль, и отложил удовольствие на потом.

Через некоторое время мы вернулись на территорию отеля и уютно расположились под шатром у экзотичного бассейна. Не выкурить сигару в такой красоте было бы преступлением, и я вновь обратился к обслуживающему персоналу с просьбой принести мне гильотину. На этот раз мне сразу принесли серебряную пепельницу с изящной подставкой для сигары, но с гильотиной опять произошла осечка. Ее не оказалось. Правда, надо отдать должное, уже через пять минут, видимо, вспомнив о своих пяти звездочках, мне принесли извинения, а с ними и замысловатый инструмент причудливой формы. Не без труда, но мне все-таки удалось сделать надрез на сигаре. Не могу сказать, что он получился идеальным. Честно говоря, зубами мне удавалось сделать это лучше. И, спрашивается, для чего я затеял весь этот сыр-бор? Все это вызвало у меня бурю эмоций и заставило взяться за перо. Вот что из этого получилось.

Согласно толковому словарю С.И. Ожегова, теорема – это «утверждение, истинность которого устанавливается путем доказательства». В некоторых случаях теоремами называют даже неопределенные утверждения. Частным случаем теорем являются аксиомы, которые принимаются истинными без всяких доказательств или объяснений. Утверждения, о которых неизвестно, являются ли они теоремами, обычно называют гипотезами.

Слова, когда-то произнесенные Зигмундом Фрейдом: «Иногда сигара – это просто сигара. И ничего, кроме сигары», могут восприниматься именно как аксиома. Знакомство с сигарной биографией великого психоаналитика и страстного курильщика, казалось бы, не дает повода для других толкований. Да и не только во Фрейде дело. Вспомним хотя бы незабвенного Марка Твена, наиболее цитируемого в сигарном мире. Сегодня трудно найти книгу или статью на сигарную тему, которые не были бы украшены его яркими афоризмами. Его отношение к сигаре было таким же издевательски потребительским: «Уверен ли я, что люблю какие-то определенные сигары? Ну конечно, абсолютно уверен – если только кто-нибудь не надует меня и не наклеит мою марку на какую-нибудь дрянь, - ведь я, как и все, отличаю мои сигары по марке, а вовсе не по вкусу». Зино Давидофф, возможно, в силу своего заоблачного положения в сигарной иерархии, довольно толерантно относился ко всякого рода причудам новоявленных афисионадо. На столь болезненный для начинающих вопрос относительно того, чем лучше обрезать кончик сигары, он отвечал: «Используйте то, что лучше подходит вам. В действительности не столь важно, чем вы воспользуетесь, пробойником, гильотиной или ножницами. Главное, чтобы срез был чистым». При этом с присущей ему иронией он мог добавить, что сам он предпочитает ножницы, хотя иногда ему приходится доверять только своим ногтям. Как говорится, «In Zino veritas». Этот ряд исторических личностей, для которых сигара была не данью моде, а непреодолимой страстью и повседневной потребностью, можно продолжать бесконечно. Для полного комплекта можно вспомнить ну разве что еще и Уинстона Черчилля, побившего все мыслимые и немыслимые рекорды по курению сигар. Кстати, довольно часто избранное нами в качестве теоремы утверждение приписывается именно ему, что еще более усиливает его звучание.

 
Портрет Зигмунда Фрейда с сигарой 

Тогда почему все-таки теорема, а не аксиома? А дело в том, что не все так однозначно. И связано это частично с тем, что волна сигаромании наконец докатилась и до России. Это еще не эпидемия, но близко к тому. Особенно это бросается в глаза тем, кто часто посещает сигарные вечеринки. Если раньше все завсегдатаи знали друг друга в лицо, то теперь палитра лиц стала намного богаче, в прямом и переносном смысле. Торговля, естественно, не могла не отметить для себя рост спроса на столь не типичный для наших краев табачный продукт. Как грибы растут специализированные магазины, день ото дня богатеет их ассортимент, профессиональнее становится обслуживание. Последнее особенно важно, так как любители сигар – это клиентура особая.

Если россиянин пристрастился к сигарам, то это уже диагноз. Для многих сигара еще не стала насущной потребностью, вожделенным удовольствием. Пока это всего лишь робкая попытка приобщиться к эпикурейству, а чаще всего – простое желание подчеркнуть свой новый статус. При этом срабатывает удивительное потребительское свойство сигар создавать харизму тем, кто им поклоняется. С «панателой» в зубах вы утонченный аристократ, с «робусто» – преуспевающий банкир, с «черчиллем» – светский лев, гроза женских сердец. Даже то, как вы держите сигару, ножкой вниз или вверх, многое может рассказать о вас человеку, познавшему учение Фрейда.

В России сигара еще не стала окончательно просто сигарой. Здесь это и «муза поэзии и снов», и «спящий ангел», и все что угодно, но только не обыкновенный табачный продукт со специфическими потребительскими свойствами. Во многом такое трепетное отношение к сигаре складывается под влиянием глянцевых журналов, а также всякого рода штатных и заштатных миссионеров, стараниями которых процесс приобщения аборигенов к культуре потребления «коричневого золота» (не иначе!) превратился в культовое таинство. Но очень скоро ситуация может измениться. Как стало модно теперь говорить, процесс пошел. Сигара постепенно становится непременным атрибутом преуспевающего россиянина, современного Мистера Твистера. Можно долго перечислять знаменитостей всех мастей, уже подверженных этой слабости. Среди них немало кинозвезд, спортсменов, фотомоделей, политиков и предпринимателей. Хотя процесс приобщения к сигарам в нашей стране протекает, как и следовало ожидать, с российской спецификой, все же нельзя не отметить, что у нас фанатиков «табачных торпед» становится все больше и больше. 

 
Российские сигары Евгений Онегин 

Важнейшая особенность российского потребителя состоит в том, что он легко верит во всякого рода сказки. Поэтому, если ему компетентно говорят, что «кубинская сигара – знак совершенства», он готов этому поверить и тут же отдать последнее, чтобы насладиться этим совершенством. Почему бы и нет, ведь все говорят, что гаванская сигара для курильщика все равно что «роллс-ройс» для автолюбителя. На этой искренней вере нечистые на руку дельцы уже успели нажить миллионные состояния. Российский рынок буквально завален всякого рода подделками под аутентичную «гавану» и другим премиальным фальсификатом. Этому во многом помогает то, что мерилом качества сигары стала ее цена.

Однако другая особенность российского потребителя заключается в его удивительной способности быстро обучаться, а также в стремлении докопаться до истины, что, кстати, уже успели оценить иностранные специалисты. Сегодня наш афисионадо уже не довольствуется азами сигарной культуры. Его душу волнует не только поэзия сигар, но и сигарная проза жизни. Он стал интересоваться вопросами мирового масштаба, ну и, заодно, объемами личного кармана. Наконец-то он начал критически относиться к тому, что ему преподносится в глянцевой обертке.

Есть ощущение, что в России близится день, когда кто-нибудь из наших власть имущих провозгласит в Думе, так же, как это сделал в 1914 году в Сенате двадцать восьмой вице-президент США Томас Маршалл: «Что действительно нужно этой стране, так это хорошие пятицентовые сигары». Но нужны ли они?

Комментарии пользователей

В постели с сигарой

Однажды, всего только однажды, он вдруг ощутит аромат совершеннейшего табака – аромат идеальной сигары. С этого момента жизнь его наполнится печалью. Также как и поцелованный во сне богиней человек испытывает вечное томление от любви, так и он будет вечно скитаться в поисках того, сам не знает чего.

Досада Сары

Про Сару Бернар писали и пишут ужасно много! Писали много и, разумеется... врали много. Врали, кажется, больше, чем не врали.