Сила табака

Малинин Андрей
Автор еженедельной колонки

Создавая духов природы, а также духов птиц и животных, Великий Дух каждого из них наделил особой силой. К сотворению человека он приступил в последнюю очередь. При этом он обнаружил, что у него не осталось лишних сил, и ему нечего было вселить в это слабое, тщедушное существо. Тогда специально для человека Великий Дух создал особое растение: табак. От одного запаха его у других духов появилось непреодолимое желание завладеть им. Каждый из них поочередно обращался к Творцу с просьбой поменять дарованную ему силу на вновь созданное растение. Однако Великий Дух отказал им всем. Он сказал, что табак – это его подарок человеку, и что только человек вправе распорядиться им, как посчитает нужным. Только ему решать – делиться табаком с другими духами или нет. С тех пор люди нередко пользуются этим правом. Чтобы задобрить духов или заручиться их поддержкой, они предлагают им в жертву табак, закапывая его листья в землю, раскидывая их по ветру или бросая их в реку, и главное, сжигая их в священной трубке…

табачные плантации на кубе
Плантации табака


Если верить ученым, то табак появился на Земле 18 тысяч лет до н.э. Как генотип он сложился примерно 6 тысяч лет до н.э. Известно и место, где это происходило: территория, прилегающая к границе между современным Перу и Эквадором. Волею случая мне посчастливилось побывать в этих местах. Произошло это так. Меня отправили в служебную командировку на север Перу. Лететь страшно не хотелось, так как на носу был день рождения жены. Я согласился при условии, что меня отправят назад в Лиму на ближайшем самолете. Но уже на месте оказалось, что подходящего рейса нет. При любом раскладе я «пролетал» мимо семейного торжества. Но тут на мою беду откликнулись наши перуанские коллеги. Они предложили мне лететь на транспортном самолете ВВС Перу, который должен был лететь в столицу. С военными быстро договорились, и я полетел… но не в Лиму, а в Икитос, речной порт на Амазонке. Об этом стало известно, только когда самолет набрал высоту. Экипажем неожиданно был получен приказ забрать какой-то груз в этом городе.

Надо сказать, что Икитос мне понравился. Здесь меня очень радушно встретил сам начальник порта, и все время, пока самолет загружался, мы провели с ним за приятной трапезой. Наконец полет наш продолжился, но опять-таки не в столицу, а еще дальше – в непроходимые леса Амазонки. Лететь нам предстояло на родину табака. Не могу сказать, что это было удобно, так как сидеть мне в этот раз пришлось в обнимку с бочкой солярки, подпирая еще одну такую ногами. Через какое-то время самолет вдруг резко пошел на снижение. Через иллюминатор кроме бескрайней сельвы ничего другого не было видно, никаких признаков цивилизации. Было полное ощущение, что мы падаем на девственный лес. Только в самый последний момент под нами вдруг открылось узкое свободное пространство, и мы не без проблем сели на импровизированную взлетно-посадочную полосу. Еще бы метров десять, и мы бы угодили в деревья. Это я понял, уже выйдя из самолета.

Амазонка
Амазонка

Мы очутились на реке Мараньон, притоке Амазонки, недалеко от границы с Эквадором. Нам предстояло разгрузиться здесь и забрать подразделение перуанских коммандос, отправлявшихся на отдых. Выглядели они весьма экзотично: необычный камуфляж, полный боекомплект и разукрашенные лица. Индейцы, да и только! Пока происходили все эти действия, я прогуливался по поляне. В какой-то момент мне вдруг стало страшно. Причем страх этот был совершенно неосознанный. Такое со мной бывало раньше только перед сильными землетрясениями. Было такое ощущение, что я попал в гигантский живой организм, который норовил поглотить меня. Это место было заряжено мощнейшей энергетикой, которая передавалась всему живому, и заставляло трепетать. Казалось, что еще немного, и сердце выпрыгнет из моего тщедушного тела...

Теперь я понимаю, откуда у табака такая притягательная сила. Она у него в генах, а не в никотине. Я до сих пор питаюсь тем запасом энергии, которую получил на Амазонке. Возможно поэтому я долго и не курил. Именно после этого случая я прервал свое увлечение табаком. Теперь, когда запасы истощились, я вновь обращаюсь к этому естественному источнику энергии и вдохновения!

Сегодня меня совсем не удивляет то, что без табака лишались вдохновения поэты. Современник Пушкина, русский пиит Николай Михайлович Языков, так описал это состояние в своем стихотворении «Ответ на присланный табак»:

Как без души – без табаку
Студент, его любитель верной,
За часом час едва влеку
С моей тоской нелицемерной.

Как часто, в грустной тишине
Хожу в карман рукой несмелой:
Там пусто, пусто – как в стране,
Где пламя брани пролетело.

Бывало: с трубки дым летит,
Свиваясь кольцами густыми,
И муза пылкая дарит
Меня стихами золотыми.

Но все прошло – и все не так!
Восторги – были сон приятной
Ох! не призвать мне, о табак,
Твоей отрады ароматной!

Ну и в заключение, завершу все-таки свой рассказ. Взлетели мы с трудом, пузом задевая за верхушки деревьев. Скрежет был такой, что он до сих пор стоит у меня в ушах. С тех пор меня коробит при звуке трущегося железа. Ко дню рождения жены я так и не успел. Побывав еще в нескольких местах, за полчаса до окончания торжественного дня я стоял уже перед воротами своего особняка, которые, как и следовало ожидать, были закрыты. Мобильников в то время не было, и мне пришлось лезть через ограду. Но бдительные соседи вызвали полицию, которая удивительно быстро прибыла на место, и мне пришлось долго объяснять, что я не верблюд.

Светало. Жена тем временем мирно спала и видела десятый сон…

Комментарии пользователей

В постели с сигарой

Однажды, всего только однажды, он вдруг ощутит аромат совершеннейшего табака – аромат идеальной сигары. С этого момента жизнь его наполнится печалью. Также как и поцелованный во сне богиней человек испытывает вечное томление от любви, так и он будет вечно скитаться в поисках того, сам не знает чего.

Досада Сары

Про Сару Бернар писали и пишут ужасно много! Писали много и, разумеется... врали много. Врали, кажется, больше, чем не врали.