Сигарный контрапункт Ортиса (Продолжение)

Автор еженедельной колонки

Больший интерес представляет то, как Ортис трактует историю возникновения сигар. Этому вопросу он посвящает существенное место в главе VIII, озаглавленной Del tabaco entre los indoantillanos («О табаке среди индейцев Антильских островов»). К ее основной теме мы еще вернемся, а сейчас поговорим конкретно о «скрученных табачных листьях».

история возникновения сигар

Ортис утверждает, что издревле сигары курили не только на Кубе, но и на других Антильских островах. Однако курительных приспособлений доколумбовой эпохи обнаружить здесь до сих пор не удалось, что объясняется быстрым разложением преимущественно растительных материалов, из которых они изготовлялись. В этом регионе для курения не использовались артефакты из камня или глины. Также не удалось обнаружить на этих землях каких-либо изображений индейцев таино, курящих нечто похожее на сигару. Не сохранилось достоверных сведений и о «морфологических» способах употребления табака. Поэтому в этом вопросе автор был вынужден ссылаться только на мнения различных исследователей. 

Некоторые историки считают, что сначала табак использовался в форме порошка, затем его стали курить, используя трубку, далее появились сигары, которым на смену пришли различные виды сигарет. Например, французский энтомолог Арнольд Люсьен Монтандон, которого цитирует Ортис, утверждает, что сигаре предшествовала курительная трубка. В нее закладывались обрывки сушеного табака и поджигались. Чтобы усовершенствовать этот процесс, по мнению ученого, индейцы стали скручивать цельные листья табака в рулон, один из концов которого вставлялся в курительную трубку. По мере совершенствования техники изготовления сигар, потребность в трубке или своеобразном мундштуке со временем отпала.

Фрагменты трубок на участке Offfield Bar у реки Снейк и у реки Колумбия в штате Вашингтон


Ссылаясь, в частности, на описания быта и культуры индейцев, обитавших на Панамском перешейке, составленные валлийским исследователем новых земель, пиратом, капером и судовым врачом Лайонелом Уайфером (Lionel Wifer), некоторые историки выдвигают другую, весьма оригинальную версию. В своей книге New Voyage and Description of the Istmus of America, опубликованной в Англии в 1695 году, Уайфер так описывает употребление табака индейцами народа куна:

«После сушки и ферментации табачные листья отделяют от стебля и, уложив два или три листа друг на друга, сворачивают их все вместе в длинный рулон, оставляя между ними небольшое отверстие. Вокруг этого свертка накручиваются другие листья,  плотнее и жестче чем предыдущие, до тех пор, пока он не достигнет толщины запястья и два-три фута в длину. Когда индейцы собираются вместе, они курят следующим образом: мальчик зажигает один конец свертка и ждет, когда он слегка прогорит, а затем, увлажняя табак, чтобы приостановить быстрое распространение огня, вставляет зажженный конец в рот и начинает выдувать сквозь сверток дым прямо в лица всех присутствующих, независимо от того, собралось ли их двое или триста человек. Далее индейцы усаживаются на ноги в своей обычной позе, прикрывая рот и нос ладонями, образующими что-то вроде воронки, через которые они жадно вдыхают направленный на них дым, теряя при этом сознание и приходя в себя, испытав огромное удовольствие».

Почерпнутая из книги Уэйфера информация дала некоторым исследователям основание считать описанный способ употребления табака прообразом курения сигары. В частности, такая гипотеза изложена в известной книге Фредерика Уильяма Фэрхолта (F.W. Fairholt) Tobacco, its history and associations. Однако Ортис считает эту версию, которая опровергает мнение Арнольда Монтандона, сомнительной. Я также считаю ее мало вероятной. Мне лично она напомнила то, как опытные курильщики ловким движением языка и губ направляли на моих глазах горевшую папиросу в рот, выпуская дым через нос, словно Змей Горыныч. Эту сцену я не раз наблюдал в детстве. У меня этот трюк не получался. Но я, впрочем, как и многие мои сверстники, умел курить «паровозиком». Для этого нужно было поместить горящую «курку» в рот, а дым выпускать через картонный мундштук. Сосед втягивал выпущенный таким образом дым в себя и оставшуюся часть передавал по эстафете другому. 

Курительный клуб иллюстрация из книги F.W. Fairholt Tobacco, its history and associations
Одна из иллюстраций Фэрхолта в книге «Табак, его история и ассоциации»


Позднее, в бытность мою студентом Гаванского университета, мне довелось наблюдать нечто подобное и на Кубе. Только здесь похожим образом курили сигары. Как ни странно, но этот способ курения до сих пор практикуется в некоторых латиноамериканских и африканских странах. Подтверждением этому является интервью журналу CubaTabaco, данное доктором Антонио Нуньесом Хименесом (Antonio Núñez Jiménez), автором книги «Путешествие гаванской сигары» (El Viaje del Habano). Он рассказал, как в одной из деревень провинции Лас Вильяс ему довелось познакомиться с пожилой кубинкой, которая напомнила ему его чернокожую няню по имени Хуана Мартинес. Они были похожи внешне: обе были полными и обе носили на голове традиционные белые платки. Но главное то, что и судьбы их во многом были схожими: и та и другая родились рабынями. При этом обе любили побаловаться табаком. Правда, няня доктора предпочитала по старой привычке, распространенной в сельской местности, жевать табак. А вот его новая знакомая изрядно удивила Антонио. Она зажгла при нем сигару, но вместо того, чтобы закурить ее, как это делают большинство любителей сигар, она неожиданно засунула в рот зажженную часть. Доктор испугался, что его собеседница обожжется, но она совершенно спокойно сделала затяжку и также спокойно выдохнула дым!

Пожилая кубинка объяснила шокированному доктору, что этот способ курения родился на сахарных плантациях во времена рабства. Дело в том, что управляющие плантациями во избежание пожаров запрещали работникам курить во время уборки сахарного тростника. Но так как рабам иногда приходилось работать до глубокой ночи, а иногда и до самого рассвета, то они и придумали оригинальный способ курения. Чтобы огонек зажженной сигары, разгорающийся при затяжке, их не выдал, они научились курить, держа зажженный конец во рту. Со временем эта привычка распространилась довольно широко. Во всяком случае, кубинка сохранила ее на всю жизнь.

трубка мира (Calumet)
Трубка мира, калюмет — один из стереотипов и культурных символов североамериканских индейцев, ставший общемировым термином


Согласно американскому антропологу Джону Олдену Мейсону (John Alden Mason), более правдоподобной версией эволюции способов курения табака является та, по которой сначала появились табачные листья, скрученные наподобие современной сигары. Позже индейцы стали курить табак, завернутый в маисовый или подобный лист, например пальмовый. Такое табачное изделие позднее получило название «пахитоса». Они были весьма популярны в Европе. Например, любителем их был наш поэт Лермонтов. Ссылку на их использование индейцами Ортис находит, в частности, у Джироламо Бензони (Girolamo Benzoni), миланского купца и авантюриста, проведшего пятнадцать лет в Новом Свете. В 1565 году он опубликовал отчет о своих путешествиях Historia del Mondo Nuovo, в котором содержались яркие описания быта американских аборигенов:

«На этом острове, как и в других провинциях этих новых стран, растут небольшие кусты размером с тростник с листьями, похожими на листья грецкого ореха, только чуть больше. Их высоко ценят как сами туземцы, так и рабы, завезенные испанцами из Эфиопии. Когда наступает время сбора урожая, они собирают их, связывают в пучки и подвешивают возле своего очага, ожидая, пока они высохнут. По мере необходимости они берут один из них, кладут на лист кукурузы и плотно сворачивают их вместе. Затем один конец свертка они поджигают, а другой вставляют в рот, вдыхая в себя дым, который попадает в рот, в горло и в голову. Они удерживают его так долго, как только могут, находя в этом удовольствие.  И так они наполняют себя этим жестоким дымом, что теряют сознание. Есть и те, кто вдыхают его так много, что падают, как мертвые, и остаются в оцепенении большую часть дня или ночи. Иногда встречаются мужчины, которые довольствуются тем, что выпивают этот дым лишь для того, чтобы вызвать головокружение, и не более того. Можете себе представить, что за чумной и дьявольский яд это был. Со мной несколько раз случалось, что, проезжая через провинции Гватемалы и Никарагуа, я входил в дом индейца, который принимал эту траву, называемую на мексиканском языке табаком, и сразу же ощущал резкий зловонный запах этого поистине дьявольского дыма. Это вынуждало меня поспешно покинуть этот дом и искать какое-нибудь другое пристанище».

индейцы с трубкой
Культовые изображения выходцев из племени не-персе, позирующих с большими трубками, использовавшимися при распространении табачной торговли


Интересно, что похожий эффект от употребления табака, описанный Бензони, зафиксировали и первые русские послы в Китай Избрант Идес и Адам Бранд, проезжавшие по Сибири в 1692 году, которые одними из первых наблюдали потребление табака сибирскими аборигенами. Оба очевидца уверяют, что привычка к табакокурению среди повстречавшихся им остяков была очень распространена: «Плавая по Оби, мы ежедневно питались великолепной, свежей и самой изысканной рыбой, а именно осетром, крупной стерлядью и т.п., которых нам приносили остяки, однако же они не брали денег за них, а лишь умоляли дать или подарить им соли, хлеба и китайского «шара»,
или табаку, что мы и делали».

Члены посольства и раньше знали о пристрастии сибирских инородцев к табаку, поэтому везли с собой табак из России для угощения местных князьков. Однако способ потребления табака был для иностранцев столь необычен, что они подробно описали его. Так, Идес отмечает: «Для курения табака (к чему они все, как мужчины, так и женщины, очень склонны) пользуются вместо трубок каменным сосудом, куда они втыкают специально сделанный для этого чубук. Набрав немного воды в рот, они могут в два или три вдоха выкурить целую трубку. Дым они вдыхают в себя и потом падают на землю и лежат по полчаса без сознания, как мертвые, с закатившимися глазами и дрожью в руках и ногах. На губах у них появляется пена, кажется, что у них припадок падучей, и совсем незаметно, куда девается дым. От такого способа курения многие из них гибнут, так как если они находятся в воде, или в поездке, или сидят у огня, то некоторые из этих завзятых курильщиков падают в воду и тонут или попадают в огонь и сгорают. Те из них, кто, вдохнув дым, выдыхают его через рот, отделываются дешевле, чем люди более слабого сложения, которые иногда задыхаются, втянув в себя дым». Адам Бранд почти слово в слово повторяет описанный Идесом способ употребления табака, добавляя к нему лишь несколько деталей: «По их обычаю курят они не стоя, а сидя. Когда у них случается нехватка табаку, они курят деревянную стружку от своих трубок, которая готовится простым и очень удивительным способом».

(Продолжение следует...)

Комментарии пользователей

Огоньку не найдется? (Продолжение 1)

Говоря об искусстве прикуривания нельзя, конечно, не вспомнить о легендарной «Кармен» Проспера Мериме. Вот два характерных отрывка из этого бессмертного произведения:
«Не считая нужным обижаться на малое значение, какое он, видимо, придал моей особе, я растянулся на траве и непринужденно спросил, нет ли у него огнива. И тут же вытащил свой портсигар. Незнакомец все так же молча порылся у себя в кармане, достал огниво и услужливо высек для меня огонь. Он несомненно становился покладистее — он сел против меня, не расставаясь, правда, со своим оружием. Закурив, я выбрал лучшую из оставшихся у меня сигар и спросил, не курит ли он.

Огоньку не найдется? (Продолжение)

Теме искусства и техники прикуривания посвящено немало работ. Вот что пишет, в частности  один американский писатель об обычае курить на Кубе: «В Гаване обычай курить является универсальным. Там молодые и старые свободно балуются табаком, примерно поровну распределяя свои предпочтения между сигарой и сигаретой. Даже дамы из высшего сословия во многих случаях подвержены этому увлечению, хотя и не в такой степени, как принято считать.