Сигарный клан Кабаньес-Карвахаль

Автор еженедельной колонки

История компании Hija de Cabañas y Carvajal — это настоящая сага. Чтобы не повторяться, заострим внимание читателя только на наиболее ярких и значимых событиях. Начнем, пожалуй, с уточнения даты создания компании. На этот счет существует достаточно разногласий. Попробуем восстановить хронологию, совершив небольшой экскурс в историю.

Сигарные банты марки Hija de Cabañas y Carvajal
Сигарные банты марки Hija de Cabañas y Carvajal

 

Изначально кубинцы скручивали сигары для собственного потребления, но со временем многие из них начали производить дополнительные количества сигар для продажи. Это производство тогда имело ремесленный и бытовой характер. На базе скромных кустарных мастерских позже стали возникать небольшие мануфактуры, получившие в простонародье презрительное название chinchal. В них, как правило, работал один, максимум четыре человека, которые крутили сигары из табака, предоставляемого монополией. Иногда, в нарушение закона, они использовали табак, который тайно поставлялся им табачными плантаторами, не пожелавшими сдать его колониальным властям. Часть этих кустарных производств со временем превратились в крупные табачные фабрики. Именно это и произошло с Франсиско Альваресом Кабаньясом. 

Франсиско Кабаньяс родился в Пинар-дель-Рио в семье крупного землевладельца. Он прекрасно разбирался во всем, что было связано с табаком, так как много времени проводил на табачных плантациях своего отца. Со временем он стал настоящим специалистом в области табачного бизнеса. Уже в 1796 (1797) году он владел в Гаване на улице Хесус Мария, 112, кустарной мастерской по производству сигар (одной из старейших на Кубе). Качество производимых им сигар, которые в народе называли Cabañas, было хорошо известно. В 1817 году Гильдия производителей сигар (El Gremio de Tabaqueros) выдала Кабаньясу официальное разрешение на продажу сигар, сделав его предприятие легальным. В 1818 году он официально зарегистрировал свою торговую марку, хотя Архив табачных и сигарных марок (el Archivo de Marcas de Tabacos y Cigarros) был создан только в 1837 году. В 1818 году на имя Франсиско Кабаньяса в Гаванской регистрационной книге (el Libro de Matrícula de la Habana) были зарегистрированы две табачные мастерские: одна на улице Гуадалупе с 8 работниками, а другая на Кальсада де Хесус-дель-Монте с 16 работниками. В то время эти табачные мастерские были самыми большими на Кубе.

Набор витол марки Dos Cabañas
Сигарные банты марки Dos Cabañas

 

Кабаньяс вступил в брак с уроженкой Канарских островов Каталиной Перес Васкес. От этого союза родились трое детей: Франсиско Хоакин, Мария Франциска де ла Пас и Мария де Хесус. К 1820 году он уже был хорошо обеспечен, так как помимо табачного бизнеса вложил капитал в городские поместья, а в 1827 году купил кофейную плантацию средних размеров в Партидо-дель-Вахай, недалеко от столицы. Там на него работали 55 рабов. 

В связи с расширением бизнеса Кабаньяс нанял на работу молодого астурийца Мануэля Гонсалеса-Карвахаля, который вскоре стал его партнером, а затем и зятем. В 1825 году он женился на дочери Кабаньяса Марии де Хесус.

О Гонсалесе-Карвахале имеется мало сведений. Известно только, что он родился в 1803 году в муниципальном округе Правия (Астурия). Поступив на работу к Кабаньясу, он быстро стал его доверенным лицом. Дело дошло даже до того, что ими было создано совместное торговое общество, специализировавшееся на операциях с табаком. Кроме этого, Кабаньяс передал своему молодому партнеру в аренду за шесть тысяч песо в год оду из своих фабрик.

После смерти Франсиско Кабаньяса, скончавшегося 4 сентября 1828 года на своей кофейной плантации, все имущество, включая табачные фабрики, по завещанию перешло семье его дочери Марии де Хесус Альварес Перес Кабаньяс. Семейный бизнес возглавил Гонсалес-Карвахаль. Под его руководством сигарное производство компании продолжало процветать, и в 1833 году она начала продавать свои сигары в Лондоне под брендом Cabañas. 14 августа 1848 года фабрика переехала на улицу Лампарилья, 92. Тогда же компания была перерегистрирована под названием Hija de Cabañas y Carvajal.

Быстро набирая популярность и оставляя далеко позади другие сигарные бренды, появляющиеся на рынке, компания начала производство еще нескольких марок: Santa Damiana, La Flor de Montecarlo, Antonio у Cleopatra и La Opulencia – ни одна из них не сохранилась до наших дней.

О признании заслуг Мануэля Гонсалеса-Карвахаля говорит тот факт, что он был назначен руководством страны членом комиссии по подготовке к Великой выставке произведений промышленности всех народов (The Great Exhibition of the Works of Industry of All Nations), которая проходила в лондонском Гайд-парке с 1 мая по 15 октября 1851 года, став вехой в истории промышленной революции. Из-за участия многих стран вскоре ее прозвали всемирной. Иногда ее называют выставкой Хрустального дворца в связи с временным сооружением, в котором она проводилась. В задачи комиссии входило: изучение, отбор и отправка образцов продукции, которые должны были представлять на этом форуме достижения кубинской промышленности. Сигары, производившиеся фабрикой Hija de Cabañas y Carvajal, были заслуженно удостоены на этой выставке золотой медали, которая с тех пор стала изображаться на фирменных этикетках компании. 

Всемирная выставка 1851 года в Лондоне, внутри Хрустального дворца
Всемирная выставка 1851 года в Лондоне, внутри Хрустального дворца

 

Начиная с 1853 года бизнес Карвахаля стал расширяться и диверсифицироваться, выходя за привычные рамки табачного производства. В частности, Карвахаль вложился в набиравшие популярность железные дороги. Расширилась и география его деловых интересов. В качестве одного из крупнейших поставщиков табачной продукции им были установлены тесные отношения с Королевским казначейством Испании, которое в 1853 году включило его в комиссию по оценке качества листового и выделанного табака, поставлявшегося на Иберийский полуостров. Немалые инвестиции были сделаны Карвахалем и в местную недвижимость, а также в банковский сектор.

С именем Карвахаля связана одна весьма таинственная история, потрясшая весь сигарный мир. Речь идет о следующем. Между 1948 и 1853 годами он вел длительный спор с каталонцем Хайме Партагасом-и-Рабеллем по поводу использования марки La Flor de Cabañas. Являясь представителем другой не менее влиятельной группировки, тот в начале своей «сигарной» карьеры не гнушался грязных методов ведения конкурентной борьбы, маскируя свои малоизвестные сигары под уже раскрученные бренды. Следуя заведенному на Кубе порядку, он обратился к властям с просьбой выдать лицензию на производство и продажу марки La flor de Cabañas de Partagás. Лицензия была получена, после чего еще два года ушло на создание нового аромата. Всемирная выставка произведений промышленности всех народов, упоминавшаяся нами выше, подтвердила точность расчетов Партагаса. Комиссия решила, что La flor de Cabañas de Partagás – новая марка Cabañas, Carbajal y Cía, и вручила новому бренду золотую медаль.

Jaume Partagas Ravell
Хайме Партагас-и-Рабелль

 

По справедливому мнению Мануэля Гонсалеса-Карвахаля, использование Хайме Партагасом бренда La Flor de Cabañas, снискавшего славу не только на Кубе, но и в первую очередь за рубежом, было чистой воды мошенничеством, нанесшим серьезный ущерб интересам его компании. Мануэль, как легитимный владелец торговой марки и представитель семьи Cabañas y González-Carvajal, подал иск о незаконном ее использовании. В 1853 году Хайме Партагас, проигравший судебное дело, решил создать то, что станет его знаменитым флагманским брендом, La Flor de Tabacos de Partagás. 

Эта долгая и ожесточенная тяжба серьезным образом обострила отношения между двумя властными кланами. 18 июня 1868 года произошло серьезное событие, потрясшее всю Кубу: Хайме Партагас, возвращаясь домой, был тяжело ранен выстрелом из мушкетона свободным негром Педро Диасом, работником одной из табачных плантаций каталонца. 17 июля 1868 года от полученных тяжелых ран Хайме Партагас умер. В ходе судебного процесса против семьи Кабаньяс-Карвахаль выдвигались серьезные обвинения в причастности к этому убийству. Впрочем, доказать это не удалось.

Анонс фабрики с фотографиями двух ее совладельцев, Астуриана Рамона Сифуэнтеса (слева) и Панчо Пего Пита, родившегося в Ортигейре
Анонс фабрики с фотографиями двух ее совладельцев, Астуриана Рамона Сифуэнтеса (слева) и Панчо Пего Пита, родившегося в Ортигейре

 

Хайме Партагас был не единственным, кому слава сигар Кабаньяса не давала покоя. Примерно в это же время произошло следующее. Мануэль Карвахаль собрался отъехать на продолжительное время в Испанию. Чтобы не допустить, чтобы его процветающее заведение вышло из-под контроля, он передал в аренду за десять тысяч долларов право использования своей торговой марки некоему Кабархасу (Cabarjas). Последний, воспользовавшись большой репутацией, которой пользовалось это имя, за короткое время заработал значительную сумму на продаже некачественных сигар. Это привело к быстрому возвращению Карвахаля и немедленному расторжению контракта. Впоследствии Кабархас, успевший сколотить состояние в полмиллиона долларов, основал собственную компанию и, поскольку его фамилия имела некоторое сходство с Cabañas y Carvajal, стал производить сигары под марками, которые как можно точнее соответствовали знаменитому бренду. Но этим Кабархас не ограничился. Он освободил за большие деньги нескольких мастеровитых рабов с фабрик Кабаньяса-Карвахаля и нанял их к себе на службу. Короче говоря, он испробовал все средства, чтобы преуспеть за счет доброго имени и репутации знаменитого семейного клана.

(Продолжение следует...)

Комментарии пользователей

Автор: Cigarday.ru
Новые ножи Le Petit от Les Fines Lames!

Наш ассортимент аксессуаров ручной работы от известной французской компании пополнился новыми ножами для обрезки сигар. Кстати, ножи Le Petit в этом году победили в номинации «best cigar accessory».

Кто первый? (Продолжение)

В предыдущий четверг мы познакомили вас с историей создания знаменитой линейки сигар Chateau series в классической трактовке Зино Давидоффа, который всегда сравнивал свою кубинскую продукцию с великолепными красными винами. Во всех своих публичных выступлениях сигарный гуру настаивал на том, что вся заслуга в появлении на свет этой самой престижной линейки кубинских сигар принадлежит исключительно ему и только ему. Но так ли это на самом деле?

Автор: Cigarday.ru
Caldwell Cigars — всё сгорело в пожаре!

В понедельник, 26 сентября, в результате пожара сгорела доминиканская сигарная фабрика William Ventura. Предприятие производило сигары бутиковых брендов — Caldwell, Room101, La Barba, Bellatto Premium Cigars, Freud Cigar Co, J. London Cigars и другие.