Сигарный дым Отечества

Автор еженедельной колонки

Массовость потребления табака в России в середине XIX века еще более усилила конкуренцию, которая перешагнула за пределы одного города, одной губернии. В этом смысле весьма характерны полемические заметки, датируемые 1849 г., в которых автор, судя по всему москвич, спорит с теми, кто отдает предпочтение курительным изделиям петербургских фабрик.

Склад листового табака на фабрике «Дукат»,1925 год.
Склад листового табака на фабрике «Дукат». 1925 год.

 

«Вот на каких суждениях приверженцы Петербургских фирм (сколько нам случалось слышать) основывают свое предпочтение:

  1. Московские фабриканты не имеют возможности получать такие хорошие материалы, как Петербургские фабриканты. На это отвечаем: наши фабриканты, точно так же, как и Петербургские, выписывают Американские табаки прямо из Бремена или покупают их по образцам у известных Петербургских и Московских контор. Табак присылается листьями, в бочках, и идет на складку в Московскую таможню. Турецкие табаки получаются тоже из первых рук из Константинополя (через Одессу), туземные же сорты – из Немецких Волжских колоний (через Саратов) и из Малороссийских плантаций (через Нежин).

  2. Петербургские фабриканты, занимаясь более продолжительное время этим предметом, имеют и более опытности; им известны особые приемы, секреты – придавать своим произведениям высшее достоинство… Время разве только в самом ограниченном смысле может быть принимаемо за мерило совершенства какого-нибудь мануфактурного заведения: произведения фабрики г. Перлова, считающей только 5 лет существования, доказывают, что этого короткого срока вполне достаточно было для ее просвещенного владельца изучить свое производство во всех утонченных подробностях. Что же касается до прежних секретов придавать табаку приятный вкус и ровный цвет, то они заменены теперь одним очень простым: брать хороший, спелый табак и тщательно его сортировать – требующим только добросовестности со стороны фабриканта.

  3. Но что возразить против любимого аргумента массы неразборчивых курителей – мы привыкли курить столько-то лет табак такого-то NN? Разве только то, что было бы неразумно силиться противупоставить что-нибудь разумное против такого неразумного довода. Попытайтесь убедить простолюдина-Малороссиянина променять свой тютюн на лучший Мариландский Бай или Гаванский! Привычка притупила в нем вкус и он с чистосердечным убеждением предпочитает дурное хорошему. Притом, вкус самое капризное из пяти человеческих чувств, чему убедительным доказательством служит, между прочим, и процесс вдыхания и выдыхания дыма, “злаго зелия” как иные называли табак, при появлении его в России.

В одном пункте, впрочем, мы соглашаемся с упорными отрицаниями успехов Московской табачной фабрикации – сигары, приготовляемые на наших заведениях, требуют значительного улучшения. Лучшия сигары доставляют у нас заведения Нейтмана и Гальнбека, но они, как и Петербургские Неслинда, Тулинова, не могут выдержать сравнения с Рижскими: Казака, Голландера, Кушинского (не говорим вовсе об иностранных). Приведем на память нашим фабрикантам один только факт, несомненно утвержденный цифрами: число курителей сигар возрастает в сильнейшей пропорции сравнительно с числом курителей крошеного табака. Мы уверены, что гг. Московские фабриканты обратят серьезное внимание на это направление вкуса курящей публики и не пожалеют ни трудов, ни денежных пожертвований, чтобы возвести эту ветвь своего производства на должную степень совершенства. Что они и здесь не остановятся на половине пути – за это ручается их прошедшее, и мы смело берем на себя роль прорицателя, предсказывая, что не далеко то время, когда сигары, приготовляемые на Московских фабриках, будут удовлетворять всем требованиям самых прихотливых из наших курителей. Говорим это не из пристрастия к своему городу, не из смешного patriotisme du clocher, но в полном знании и дела, и людей».

В данной статье наше внимание не могло не привлечь упоминание рижской фабрики Кушинского, так как ее история неразрывно связано с Погарской сигаретно-сигарной фабрикой, единственной из сохранившихся до нашего времени фабрик, производящих в нашей стране сигары. Ее история нами достаточно глубоко исследована, а вот что произошло с производственными мощностями, оставшимися в Латвии, еще требует изучения. Попробуем восполнить этот пробел.
от былого рижского сигарного великолепия остался лишь наш Погар
Табачная фабрика Кушинского была основана в 1839-ом году. Её учредила фирма Koffsky & Kuchczynski, которой принадлежало 100% акций предприятия. Изначально предприятие было названо по имени основателей, но когда один из основателей – Константин Кушинский – в 1861-ом году скончался, его часть акций в 1864-ом году приобрели Р. Симон, А.Г. Рутенберг, В. Фельдт.

В 1877-ом и в 1880-ом годах, соответственно, А.Г. Рутенберг выкупил у двух других компаньонов их доли предприятия. В 1881-ом году А.Г. Рутенберг изменил название фирмы с K.Kuczynski & Ko. на A.G. Ruhtenberg. В 1905-ом году завод унаследовали трое сыновей Рутенберга. До 1890-го года на заводе производили сигары, а, начиная с этого года, также стали производить сигареты и табак. В 1907-ом году на фабрике было 2 газовых мотора, 7 машин для резки табака, 8 машин для скручивания папирос, 2 машины для резки папиросной бумаги. В начале 20-го века на фабрике было 700 рабочих.

До 1890-го года на фабрике A.G. Ruhtenberg производили сигары

Фабрику Рутенберга можно охарактеризовать как женское предприятие, поскольку на ней работало 630 женщин. Оборот в 1907-ом году составил 1 060 000 рублей, 516 000 из которых были заплачены в качестве акцизного налога. Популярнейшими марками сигарет, которые производились на фабрике, были "Bakun" и "Mahorka".

В 1940-ом году предприятие было национализировано. В советское время создали предприятие Rīgas tabakas fabrika («Рижская табачная фабрика»), объединив его с фабрикой на улице Миера. Речь идет об одной из старейших и известнейших рижских табачных фабрик A/О «Майкапарс» (Maikapars), основанной в 1887-ом году. Оно принадлежало известной караимской семье Майкапарс. Рабочие на фабрике в основном были русскими. В XIX веке  это было одним из крупнейших и наилучшим технически оснащённым предприятием по производству табака, которое в течение года производило более 2,5 млн. папирос различных марок. Предприятие экспортировало свою продукцию в Америку, Китай, Индию, Африку, Европу и Россию.

Одна из старейших и известнейших рижских табачных фабрик «Майкапарс» (Maikapars), основанная в 1887 году
Работницы «Майкапарс» в одном из цехов

 

 «Рижская табачная фабрика» производила около 10 различных сортов сигарет и папирос.

В 1992-ом году на базе «Рижской табачной фабрики» было основано ООО «House of Prince Рига». В Регистре Предприятий оно было зарегистрировано 17 декабря 1992 года. Членами Общества были Рижская табачная фабрика, А/О «House of Prince» и Инвестиционный фонд Центральной и Восточной Европы. Целью деятельности фабрики было производство высококачественного табака для латвийского и избранных экспортных рынков. В 2003-ем году предприятие сменило своё название на ООО Scandinavian Tobacco. Название было изменено, чтобы удостоверить принадлежность латвийского предприятия международной группе Scandinavian Tobacco, которая объединяет производителей и торговцев табачных изделий различного вида. Фабрика была закрыта в конце 2009-го года.

В начале 21-го века бывшая табачная фабрика Рутенберга была преобразована в новейший и современный офисный комплекс. В 2005-ом году  была открыта гостиница Albert Hotel, которую разместили в административном здании бывшей фабрики, а в 2010-ом году был открыт современный офисный комплекс. Адрес: улица Заля, 1.

В 2011-ом году был объявлен конкурс на преобразование бывшей табачной фабрики Майкапара в многофункциональный центр искусств, квартал Творчества. Адрес: ул. Миера, 58.

Таким образом, от былого рижского сигарного великолепия остался лишь наш Погар. Но это уже совсем другая история.

Комментарии пользователей

Автор: Cigarday.ru
Quesada, Casa Magna и Vega Magna

Три бренда — один основатель: Мануэль Кесада, вооруженный всего лишь «100 долларами, стулом и телефоном», стал первым производителем сигар, работавшим за пределами зоны свободной торговли Сантьяго в Доминиканской Республике, когда он построил там в 1974 году свою сигарную фабрику Manufactura de Tabacos SA.