Русская сигара (2-я треть)

Малинин Андрей
Автор еженедельной колонки

 Согласно «Историко-этимологическому словарю» в русском языке слово сигара сначала появилось с ц: цыгара (иногда с двойным р) причем значило оно, как и в большинстве других европейских стран, и «сигара», и «сигарета», и «пахитоса». Например, у Пушкина в «Послании  к Юдину», 1815 г.:

«Мой конь в ряды врагов орлом
Несется с грозным седоком -
С размаха сыплются удары.
О вы, отеческие лары,
Спасите юношу в боях!
Там свищет саблей он зубчатой,
Там кивер зыблется пернатый;
С черкесской буркой на плечах,
И молча преклонясь ко гриве,
Он мчит стрелой по скользкой ниве
С цыгарой дымною в зубах...»

Какое-то время оба эти написания соседствовали друг с другом. Особенно ярко это проявилось в трудах Н.А.Некрасова. Вот, например, небольшая выдержка из его «Хроники петербургского жителя», 1844 г.:

«Я когда читаю, люблю сигарку курить: как-то особенную прелесть от чтения получаешь… Сигары хороши Литберга, 13 копеек серебром, и Тулинова тож хороши… Впрочем, уж если дорогие сигары курить, так я советую брать Литберга… Немец! Ну, известно: что там ни говори, а немец все-таки немец. Да только нет никакого расчета. Будь я мильйонер, я бы не стал брать дорогих… ведь дорогая ли, дешевая ли, сгорит и дым останется… а за него все равно ни гроша не дадут. Я по будням курю просто Семенова, 71/2 копеек серебром попробуйте. Советую, очень советую. А найти нетрудно. Я вам полное заглавие выпишу: Табашное заведение Семенова, на Васильевском острову, цыгары из российского произрастания, 7 ½ копеек серебром то есть не сотня семь с половиной копеек серебром, а десяток. Сотня! Ха! ха! ха! Да таких, я думаю, и сигар нет, а если и есть, так я никогда курить их не буду. Просто, я думаю, дрянь


Ссылка Некрасова на немцев представляется  весьма уместной, так как именно они первыми откликнулись на пришедшую в Россию после наполеоновских войн моду курить сигары. Особенно преуспели в этом деле немецкие колонисты Поволжья, и в первую очередь поселенцы
Сарепты (ныне Красноармейский район города Волгограда). Подтверждение этому мы находим  в одном из журналов 1844 года:

«Весьма замечательно появление в С. Петербурге сигар Сарептского произведения необыкновенно низкой цены: по 70, 80 и 100 коп. сер. за сотню, весьма порядочного вкуса. Конечно, при курении их не должно искать вкуса гаванских сигар; но, по отзыву многих знатоков, Сарептские сигары лучше приготовляемых в Гамбурге, Бремене, Риге, и С. Петербурге из привозного табака и продаваемых от 3 до 4 руб. серебр. за сотню. Приготовленные из свежего табака, покупаемого в Саратовских колониях, они имеют свой натуральный аромат, которого тщетно искать в большей части сигар, приготовляемых из табака привозного, иногда пересушенного, иногда подмоченного, и требующего соусов и искусственного улучшения».


Если верить
«Царицынским байкам», которые собрал режиссер Государственного казачьего театра Ю. Войтов, то появились сарептские сигары примерно так:

«Однажды царицынские купцы обратились к немцу Вестфалю из Сарепты, производившему курительный и нюхательный табак для волжан, со странной просьбой, а заключалась она в том, чтобы он, Вестфаль, не во вред своему делу, стал производить сигары. Сначала немец заартачился

 Дескать, какие сигары? Сигары-то культура, до нее дорасти надо! 

– Мы, господин Вестфаль, уже доросли! - дружно заявили купцы, - а ежели кто не дорос - это его дело. Нам, главное, вид иметь посолиднее среди купеческой волжской братии! 
          – А как дело прогорит? - озадачил купцов Вестфаль

Именитые граждане взахлеб стали убеждать немца в выгодности производства. После долгих уговоров Вестфаль согласился: нет, он, разумеется, для вида повалял Ваньку, дескать, условия не позволяют, погода не та, но когда выцыганил у купцов слово, что в случае неудачи они оплатят расходы, — ударили по рукам, а купеческое слово на Руси было крепче расписок всяких. 

– Ты, Вестфаль, производи! — наставляла купеческая братия. — Вылететь в трубу мы тебе не дадим, всем миром из нее вытаскивать будем!» 

Надо отдать должное, немец, хоть и был варяжских кровей, но в патриотических чувствах к российской глубинке ему не откажешь. Откушавши за предстоящее дело наливочки, он послал ко всем чертям столичные общества и объявил Царицын центром Российской империи - если не в настоящем, то в будущем точно и еще пообещал купцам, что к осени они будут курить не махру, а самый настоящий американский табак»


Так, или иначе обстояло дело, но сарептские сигары действительно появились, и, судя по многочисленным отзывам, пользовались большой популярностью вплоть до 1870 года, когда местная табачная фабрика прекратила, не выдержав конкуренции, свое существование. А соревноваться было с кем. Об этом убедительно свидетельствует следующая информация с Нижегородской ярмарки, состоявшейся в 1866 году:

«На нижегородскую ярмарку привозится на полтора миллиона р. с. курительного табаку молотого и в папушах, сигар и папирос. Нам известна одна только саратовская торговля этим товаром на нижегородской ярмарке. Из саратовских фабрикантов, которые перерабатывают табак немецких колонистов по Волге в разные сорта и виды, на нижегородской ярмарке мы знаем троих: Штафа, Очкина и Кузнецова. Возделывание табаку было введено в немецких колониях тотчас по переселении сюда колонистов. Это было при Екатерине Великой, около 1765 г. Самые большие табачные плантации находятся на левой, луговой стороне Волги, в самарской губернии. Здесь разводятся следующие сорта табаку: 1) русский (махорка), 2) немецкий, 3) мариланд, 4) виргинский, 5) гаванна (сигарный), 6) обыкновенный черный табак, 7) турецкий, нескольких сортов. Русский табак употребляется для курения только нашим простонародьем, инородцами по Волге и Каме, и на ярмарку не привозится. Сюда привозятся прочие сорта табаку, но в обработанном на внутренних  фабриках в Саратове, в Сарепте, Москве и Петербурге виде.

Г. Миллер, бр. Мусатовы, г. Бостанжогло и др. покупают также табак у колонистов, для обработки на своих фабриках. Немецкие колонисты имеют сношения, как с этими, так и с другими нашими табачными фабрикантами на нижегородской ярмарке через своего агента (г. Кноблоха) и помимо его.  Г. Штаф, например, покупает ежегодно более трех тысяч пудов сигарного табаку в колониях для г. Заветного. Фабриканты табака гг. Зуев и Крафт закупают здесь каждый более 69000 пудов.


Вообще же продажа табаку саратовских колоний идет больше через Петербург, чем через нижегородскую ярмарку. Тем не менее, нижегородская ярмарка для колоний имеет громадное значение».

Далее приводятся интересные данные:

«Как велики обороты этой торговли на ярмарке, будет видно из того, что один г. Штаф продает здесь табаку и сигар на 25 и на 30 тысяч рублей серебром. Средняя цена саратовского не фабрикованного табаку, на месте, следующая: 1) русский табак от 40 до 50 к. за пуд, 2) мариланд – 2 р., 3) сигарный от 1 р. 50 до 2 р. за пуд, 4) черный от 80 к. до 1 р., 5) турецкий от 3 до 5 р.

На нижегородской ярмарке, где продается из немецких колоний один только фабрикованный табак, цена различным сортам табаку и сигар в 1866 г. была следующая: ящик табаку (весом 1 п. 10 ф.) третьего сорта стоил 15 р., четвертого – 8 р., пятого – 4 р. 30 к.; первого же и второго сорта в Саратове не фабрикуется. Сигары второго сорта, тысяча – 15 р., третьего сорта – 7 р. 50 к., четвертого – 7 р. 20 к. и пятого – 4 р. 30 к. Папиросы, сделанные из табаку колонистов в Саратове, ящик в 10000 штук, пятого сорта – 22 р., четвертого – 27 р.».

В конце делается весьма примечательный вывод: «Торговля табаком на ярмарке 1866 г. шла очень хорошо, потому что число курящих с каждым годом все более и более увеличивается».

Развитию табаководства и  производству табачных изделий, включая сигары,  во многом способствовало основание в 1819 году Императорского московского общества сельского хозяйства, которое приняло активное участие в распространении познаний в табачной области. Коснулось это и производства сигар. Так в журнале «Москвитянин» сообщается о публикации нового труда под весьма обещающим названием: «Практическое, изведанное многолетним опытом, наставление о приготовлении различного рода сигар, с объяснением выбора лучших сортов табака и десятью объяснительными рисунками. Общепонятное руководство для всех желающих с выгодою заниматься фабрикациею сигар» составленное  Иоганом Хенрихсеном. Сопровождается данная новость следующим комментарием:

«Наконец дождались мы руководства, как приготовлять сигары, руководства общепонятного и с десятью объяснительными рисунками.

Следует отдать за это благодарность Иогану Хенрихсену , и потом неизвестному переводчику, во-первых за перевод, а во-вторых за внесение в эту книгу сведений из географии, что и в России в южных губерниях, и в особенности в Украине, возделывание табаку составляет значительную отрасль промышленности.

Это общепонятное руководство с десятью рисунками, изображающими на одном клочке бумаги первые опыты, малолетнего Иоганзона, рисовать табачные листы, вероятнопринесет пользу фабрикантам сигар, хотя, сколько нам известно, эта фабрикация, без всякого руководства, достигла уже до совершенства. Способ придавать сигарам искусственный вид давности также не безызвестен; и сверх того, вопреки мнению ИоганаХенрихсена, что будто натуральные пятна американских табаков не могут быть произведены искусством на простых табаках, - и этот секрет давно открыт, и вообще какие угодно табаки - и Варинас, и Кумана, и Порторико, и Мартинико, и даже Хабанос можно приготовлять из Тютюноса». (!!!).

Данный пассаж, к глубокому сожалению, свидетельствует  о том, что русские производители  XIX века  владели  не только мастерством изготовления сигар, но и всеми хитростями их подделки. Объяснение этому явлению дается в другом профессиональном издании, а именно в «Практическом руководстве о разведении и фабрикации табака», опубликованном в 1852 году:

«При значительном множестве различных сортов табаку и невозможности различать приготовляемые из них сигары по их первоначальному происхождению и качеству, разные роды их получают совершенно произвольные названия, смотря потому, как требуют того выгоды фабрикантов.

Поэтому наружный вид покрывного листа, величину и форму сигар принимают за единицу меры и выбирают потом фамилию, наиболее соответствующую наружным признакам, не заботясь о том, оправдывает ли качество товара данное ему название.

Этому обману потребителей со стороны фабрикантов благоприятствует еще молчаливое снисхождение продавцов, которые очень хорошо знают, что в ящиках, обозначенных надписью Гавана № 3-го или Кнастера № 1-го или Доминго и проч. Содержится совершенно другое, но позволяют себе этот подмен, который приносит им выгоду, потому что за сигары Гаванские или Домингские естественным образом можно потребовать большую цену, нежели за приготовленные из венгерского или немецкого табаку.

От того происходит, что даже низшие сорты табаку, переработанные в сигары, достигают довольно высокой цены, что же касается до повышения цен таким же путем на табак лучших сортов, то оно доходит до невероятности».

Комментарии пользователей

Зажигалка 007

В журнале «Сын отечества» за март 1851 года я обнаружил забавную серию критических заметок на музыкальную тему под интригующим названием «Дневник праздношатающегося». Мое внимание привлекла необычная форма подачи материала...

Русская сигара (1-я треть)

Мне часто приходится убеждать своих собеседников в том, что в XIX веке Россия занимала в Европе лидирующее положение в производстве сигар. Причем это касается нетолько количественных показателей, но и, в еще большей степени, качества.