Превратности перевода

Малинин Андрей
Автор еженедельной колонки

Один мой знакомый переводчик как-то рассказал мне о случившейся с ним истории. Произошло это еще в советские времена на переговорах нашего министра обороны с Раулем Кастро. Не помню все в подробностях, но суть в том, что кто-то из членов кубинской делегации имел неосторожность заметить, что он не пьет. На это последовала ожидаемая ремарка министра, что не пьет только верблюд – житель пустыни. И тут моего знакомого заклинило: он забыл, как будет по-испански «верблюд». Такое бывает. Но переводчик не был бы переводчиком, если бы не попытался выкрутиться из сложившейся ситуации. Недолго думая, он перевел слово «верблюд» как «горбатая лошадь» (видимо, вспомнил  сказку про Конька-Горбунька). И все было бы хорошо, если бы Рауль не поинтересовался, о какой такой горбатой лошади идет речь. Разговор принял комический оборот. Все смеялись, ну а переводчик понял, что это его последний день работы с министром…

Предчувствия не обманули моего знакомого. Ну а мораль сей басни такова. Думаю, что беда переводчика была в том, что он не курил. В противном случае, он легко бы вспомнил знаменитого верблюда Джо, запечатленного на пачках сигарет «Camel». Вот тебе и подсказка!

Верблюд

Эту историю я всегда вспоминаю, когда разговор заходит о превратностях перевода. Но в данном  случае переводчик был сам виноват, хотя ему и не повезло. Со мной произошел похожий случай, но ситуация была  другой.  Во время переговоров на достаточно высоком уровне прозвучала фраза «после драки кулаками не машут». Я перевел эти слова, используя один из испанских эквивалентов: «agua pasada no muevemolino», что буквально означает «протекшая вода не крутит мельницу». Но к моему ужасу говоривший (назовем его так) продолжил тему кулаков! Понятно, что разговор зашел в тупик. Логично связать тогда  драку с мельницей мне не удалось.  Можно было, конечно, вспомнить о Дон Кихоте и его непримиримой борьбе с мельницами, но это никак не вязалось с содержанием беседы.   Вот уж, воистину, не всегда знания помогают…

Вообще испанский – достаточно сложный для перевода язык. Это связано с его широким географическим распространением. В различных испано-язычных странах одно и то же слово может иметь разные, зачастую прямо противоположные значения, что таит в себе определенную опасность для переводчика. Приведу Вам такой забавный пример из личной жизни. Во время одной из командировок в Перу мне вдруг захотелось побаловать себя русскими щами. Я пошел на рынок и после недолгих скитаний нашел-таки нужный мне продукт – свежую капусту. Это была целая гора свежесрезанных кочанов, на которой гордо восседала живописная аборигенка, чем-то напоминавшая  куклу, которой накрывают чайник.

«Мне пожалуйста  «сol» (капусту)», - говорю я ей на чистом испанском языке. «Не, «col» (капусты) нет», - отвечает она мне на не менее чистом языке того же происхождения. «А это что тогда?» - показываю я ей на гору капусты. «А, это? Это – «repollo». «Ну, хорошо, repollo, так repollo». Покупаю два кочана и ухожу. Проходит несколько дней, и я воодушевленный своими кулинарными успехами, вновь отправляюсь на рынок за капустой. Натыкаюсь на ту же чолу. Вспомнив преподанный мне урок испанского языка, говорю: «Мне, пожалуйста, repollo». Звучит ошеломляющий ответ торговки: «Repolloнет». «Как так нет? А это что?», - начинаю заводиться я. «А, это «сol»»(!!!), -  невозмутимо отвечает она.

Что ж, так, видимо, и должен происходит культурный обмен…


 На  счет богатой синонимии испанского языка есть забавный анекдот. Одному аргентинцу, впервые прилетевшему в Испанию, понадобились сигареты. Он подходит к табачному киоску и спрашивает:
- Сеньор, скажите, пожалуйста, это «kiosko» ?
- Нет, это «estanquillo».
- Ну, хорошо. А «cigarillos» (сигареты) у Вас есть?
- Мы  называем их  не «cigarillos», а «cigarros».
- Ладно. Дайте мне одну «atado» (связку) сигарет.
- Мы называем это не «atado», а «cajetilla» (пачка).
- Что ж, дайте мне тогда пачку сигарет и один коробок «fosforos» (спичек).
- Мы называем это не «fosforos», а «cerillos», сеньор.
- Ну хорошо! Дайте же мне, наконец, пачку сигарет и коробок спичек! Уставший  и раздраженный от этого бестолкового разговора аргентинец, уходя, спрашивает:
- Скажите, а как  у Вас зовут «boludos» (засранцев)?
- Мы их не зовем. Они сами прилетают к нам на Аргентинских авиалиниях…

Рассказанные мною истории, пожалуй, самые безобидные из тех, которые я знаю. Для большей убедительности, все-таки приведу Вам более пикантный пример. Один кубинец рассказал мне однажды историю, которая произошла с ним и его подругой из Аргентины в Гаване. Прежде следует пояснить, что на Кубе при выходе из автобуса у впереди стоящих принято спрашивать «Ud. se queda?», что буквально означает «Вы остаетесь?». По сути это эквивалент нашего «Вы выходите?». Так вот. Андрес (так звали кубинца) и аргентинка ехали как-то в автобусе. Позади аргентинки стояла крупного телосложения мулатка. Незадолго до очередной остановки мулатка обратилась к ней со стандартным вопросом: «Ud. se queda?». Аргентинка, которая по-своему поняла вопрос, отвечает: «Si, me quedo», имея в виду, что она остается (т.е. не выходит). Для мулатки же это прозвучало как подтверждение того, что та тоже намеревается покинуть автобус. И вот автобус подходит к остановке, двери открываются, и около них начинается возня. Мулатка понимая, что аргентинка не собирается выходить, начинает грудью прокладывать себе дорогу к выходу, расточая при этом весь свой запас ругательств. Но, самое забавное происходит в конце этой сцены. Уже на свободе мулатка вслед уходящему автобусу кричит аргентинке: «Que clase de bollo tu eres!», что на Кубе является, мягко говоря, жестким оскорблением. Однако аргентинка, которая так и не поняла, что происходит, в ответ говорит: «Gracias!» (Спасибо!). Наивное создание! Для нее это страшное ругательство прозвучало как комплимент. Дело в том, что кубинское матерное слово «bollo» в аргентинском варианте испанского языка означает «сдобная булочка»!

С сигарной терминологией также не без проблем. Здесь ситуация осложняется тем, что в этой сфере принято использовать английские и испанские термины, которые конкурируют между собой. Это может привести к определенного рода казусам. Так, во время подготовки к одному из вечеров в Московском сигарном клубе возникла дискуссия по поводу того, как правильно перевести на английский язык термин «сигарный бант». Я отстаивал более благозвучный, на мой взгляд, вариант «band», остальные же настаивали на варианте «ring», что является калькой с испанского «anillo» (кольцо). Тогда я не стал настаивать, но вот недавно я наткнулся случайно на термин «cigar band ring», который используется в ювелирной промышленности, и означает он ничто иное как «кольцо в форме сигарного банта». Думаю, это снимает все сомнения.

Кольцо сигарный бант

Конечно, тема перевода, неисчерпаема. В заключение хотел бы только обратить  внимание на такой филологический аспект. Есть слова похожие по звучанию, но  разные по смыслу. Они представляют наибольшую опасность для переводчиков.  В этом смысле самый яркий пример это перевод «половой тряпки» как «trapo sexual». Случай этот действительно имел место в истории  ООН!

У табачников также есть такие «опасные» слова. Возьмем, к примеру, турецкий язык. Оттуда, собственно,  вся казацкая табачная терминология. Люлька - производная от турецкого lule, lula. «Курение» по-турецки – «тютюн ич-мек», что означает «пить дым». Из турецкого же заимствованы «чубук» и «капшук» (кисет). Знаменитые казацкие «носогрейки», или трубки-буруньки имеют те же корни (от турецкого «бурун» – нос). Кстати, из Турции впервые табак попал в Польшу, когда посол короля Польши Зигмунда III Ваза, Павел Уханьский, прислал в 1590-м году семена табака из Стамбула сестре короля Анне Ваза. Само слово «тютюн», по-польски tyton (ты'тонь), от турецкого «дым». Именно через запорожских казаков, совершавших набеги на турков, курение табака распространилось на Польшу и южную Россию.

Так вот, в турецком языке есть слово «таба´к», которое означает «тарелка». Но вот что странно, имеется здесь  и особый вид растения Nicotiana, который тоже называется  «табак». Считается, что оно было названо  так за свои широкие округлые словно блюдо листья. Что чему обязано своим названием, сегодня разобраться уже трудно. Это что-то сродни извечному спору о том, что было сначала: яйца, или курица… Ну, и уж коли мы затронули «куриную» тему, будет, наверно, уместно сказать несколько слов и об аппетитном, но часто вводящем в заблуждение словосочетании «цыплята табака». Слово «табака» в этом сочетании не имеет отношения к существительному «табак». Табака - неизменяемое имя прилагательное (как хаки, беж, ретро), оно восходит к перс. tabaq«блюдо, тарелка»,  tabaqa «слой» и означает «поджаренный на сковороде под грузом».Таким образом, «цыпленок табака» (обратите внимание: пишется раздельно) - блюдо, приготовленное из разрезанного пополам цыпленка, который поджаривается на сковороде под грузом.

На бумаге все это выглядит просто. Но войдите в положение переводчика. Ведь ему отводятся всего несколько секунд на выбор правильного варианта.

А  как бы Вы перевели на испанский или английский язык известное выражение  «дело – табак»?

Пишите мне. Обменяемся мнениями.

Комментарии пользователей

Сигарные чтецы
Книга Малинин А.В.
Книга Малинин А.В. "Коричневое золото"

Начнем, пожалуй,  с уточнения того, где все-таки  впервые начались регулярные чтения. Большинство источников среди первых указывают на сигарную фабрику El Fígaro, принадлежавшую Хосе Кастильо и Суаресу (José Castillo y Suárez), на которой эта форма просветительства появилась в декабре 1865 года.

Панегирик табаку

«Самый замечательный американец, о котором большинство современных людей никогда не слышали» - так нередко говорят о Роберте Грине Ингерсолле (Robert GreenIngersoll), американском военном, юристе, публицисте и ораторе...

Марк Твен о сигарах и табаке

Многим из нас Марк Твен известен как выдающийся американский писатель, журналист и общественный деятель. Но у этого человека был и еще один яркий талант – красноречие...