По следам золотого льва. Часть 5

Малинин Андрей
Автор еженедельной колонки

 Как нам удалось выяснить, Демутов магазин (название дается по аналогии с Демутовым трактиром) - это,  самый старый из  всех работающих ныне сигарных магазинов США. За всю свою историю он ни разу не менял свой адрес. С момента своего создания в   1770 году он неизменно находится на улице East King Street в городе Ланкастер, штат Пенсильвания! Кроме того, это еще и одно из самых старых коммерческих заведений в своем графстве. В этом оно уступает только похоронному бюро Bachman Funeral Home, которое существует в Страсбурге с  1769 года.

            Как явствует из названия магазина, его история неразрывно связана с неординарной судьбой  семейного клана Демутов, имеющего моравские корни! Как вы понимаете,  для нас это имеет особое значение, так как позволяет продолжить наш «путь в Сарепту», а точнее, наш путь познания и великих открытий. Предвосхищая события, скажу только, что собранная мною на этом пути информация еще раз убеждает меня в бездонности табачной темы. Попробую убедить в этом и Вас, дорогие читатели.

            Начнем с главного. Наконец-то нам удалось установить,  что сигары Golden Lion производились специально для табачного магазина Demuth’s Tobaco Shop, т.е. были сугубо бутиковыми сигарами. К ним мы еще вернемся, а сейчас более подробно поговорим об упомянутом выше заведении.

И так, Демутов магазин. Его создателем считается Кристофер (Кристоф) Демут, который родился 19 сентября 1738 года в Джермантауне (Germantown), Пенсильвания и  умер 7 сентября 1818 года в городе Ланкастер.  Справедливости ради следует отметить, что основоположником семейного табачного дела был тесть Кристофера  Роберт (Робертус) Хартаффель (Hartaffel). После  смерти Хартаффеля, Демут выкупил его бизнес и существенно расширил свой магазин, специализировавшийся на продаже нюхательного табака и сигар собственного производства. В начале 1800-х годов Демут осуществлял оптовую продажу своей продукции уже по всему региону.   Для расширения производства им была сооружена  двухэтажная кирпичная мельница, которая до сих пор находится  на задворках магазина.

            Следует отметить, что Кристофер Демут начал свой бизнес во времена правления короля Георга III, пережил лихолетье революционной борьбы, был свидетелем рождения Соединенных Штатов Америки. То, как война повлияла на бизнес  Демута и его тестя Хартаффеля, доподлинно не известно.  Есть только сведения, что еще до окончания конфликта семейный клан пережил два трагических события: смерть в апреле 1782 года единственного сына Хартаффеля Фредерика и скоропостижную смерть самого Роберта Хартаффеля в том же году. Так как уход из жизни главы семейства был скоропостижным, вся его собственность перешла во владение жены Софии и  дочерей. Примечательно, что в списке принадлежавшего ему имущества числились среди прочего две мельницы для производства нюхательного табака, одна  стоимостью в 25 фунтов, а другая всего в 15 фунтов. Есть основание полагать, что они были переносными с ручным приводом, т.е. такими, какие в те времена использовались широко в Германии. Вдове достались также в наследство листовой табак на общую сумму 13 фунтов и небольшой запас уже готового для продажи нюхательного табака.


Старинный нож для измельчения табака

            Так как Хартаффель не оставил после себя ни одного прямого наследника, который мог бы продолжить его бизнес, ведение дел взял на себя Кристофер Демут. В 1789 году он окончательно выкупил  за 450 фунтов здание, которое на многие годы превратилось  не только  в родовое гнездо, но и в помещение  знаменитого магазина. Это было как раз то время, когда страна только начинала восстанавливаться после военной разрухи. Оживление экономики во многом было вызвано растущим спросом на продовольствие в Европе, вызванным началом наполеоновских войн. Для Ланкастера это открывало весьма обещающие перспективы. Дело дошло даже до того, что город предлагалось сделать федеральной столицей. В качестве обоснования приводился внушительный список компаний,  открытых к тому время в Ланкастере. Среди них особо отметим шесть фирм, которые занимались табачной торговлей.

Надо сказать,  табачный магазин Демута занял весьма удачное место в растущем торговом и политическом центре. Он расположился на основной транспортной артерии  в непосредственной близи от городской площади, рынка и здания суда, другими словами в шаговой доступности как теперь принято говорить, от места работы большого количества людей приличного достатка.  Это не могло не сказаться  на качестве клиентуры. Одним из завсегдатаев магазина был, в частности, ни кто иной, как Джеймс Бьюкенен, 15-й президент США, который покупал здесь сигары «Golden Lion». Генерал Эдвард Хэнд (Edward Hand), правая рука Джорджа Вашингтона, приобретал здесь нюхательный табак. Частым гостем магазина был и судья Верховного суда Пенсильвании Джаспер Йейтс (Jasper Yeates).  Не менее значимую роль для успеха сыграло и соседство с популярными  в городе тавернами, где останавливалось немало проезжих. 


Джеймс Бьюкенен

            Преуспеванию Демута способствовали, естественно, и  его личные качества. Он сумел органично влиться в многонациональную среду. Воспитанный в немецко-говорящей общине Вифлеема, Кристофер, в частности, мог легко общаться с выходцами из Германии, которые составляли большинство колонистов. Но он также вынужден был вести дела и с англоязычными поселенцами, что вынудило его выучить и этот язык. Судя по тому, что свои бухгалтерские книги Демут вел на английском, он преуспел и в этом вопросе. Кстати сказать, в том, с какою педантичностью велись эти книги, в полной мере проявилось моравское происхождение Демута.

            На успехе, конечно, сказался и правильный выбор предмета торговли. Табак (особенно нюхательный) в те времена имел большой экономический потенциал. Он был весьма популярен как среди мужчин, так и среди женщин. О его возможном вреде для здоровья тогда никто серьезно не задумывался. Совсем наоборот, табак восхвалялся как панацея от всех болезней. Тем же, кто опасался пожаров, предлагались бездымные его варианты. Главное, он был доступен. Впрочем,  и в отношении его проявились сословные различия, но выражалось это в основном в ценности и разнообразии табачных артефактов, таких как табакерки, мундштуки и т.п. Судя по тому, что и Хартаффель и Демут переключились на табак, поменяв предыдущий вид деятельности, они сделали это сознательно, хорошо понимая, какие возможности открывает перед ними розничная и оптовая торговля табачными продуктами.


Женщины, нюхающие табак

            Как уже отмечалось выше, у Демута были конкуренты. Спрос на табак был столь велик, что город мог позволить себе наличие большого количества табачных заведений. Чтобы как-то преуспеть в этой конкурентной среде Демут идет на рискованный шаг: он строит рядом с магазином двухэтажную кирпичную мельницу для производства нюхательного табака. До этого его табачная лавка располагалась в  передней комнате жилого дома, выходившего фасадом на улицу King Street. Семья же занимала весь второй этаж. Но еще было необходимо рабочее пространство, где Демут мог хранить и обрабатывать табак. Изначально эту роль играл деревянная пристройка за домом. Но в 1815 году  он заменяет ее кирпичной мельницей. Это крупное по тем временам здание было воспринято клиентами Демута как свидетельство надежности его предприятия и  существенно повысило его авторитет среди жителей города. Естественным образом, это не могло не сказаться положительно на развитии его бизнеса, тем более, что никто из конкурентов не осмелился повторить этот опыт.

            Новое оборудование позволило Демуту увеличить производство табака. Соответственно увеличилась и закупка табачного сырья. С 1797  по 1804 год Демут приобретал в небольших количествах у Якоба Буссера (Jacob Busser) рульный и прессованный табак (plug и pigtail tobacco), а также  табачную жилку. Для их переработки в нюхательный табак было достаточно ручной мельницы, доставшейся Демуту в наследство от  Хартаффеля. С началом строительства новой мельницы (1802 год), Кристофер стал сотрудничать со вторым поставщиком – филадельфийской фирмой Tunis & Annisley. У нее он стал закупать большие количества необработанного табака, упакованного в большие бочки весом более тонны. Начиная с 1805 года, он полностью переключился на работу с этим поставщиком, у которого он стал приобретать для перепродажи еще и импортные трубки, сигары , табакерки и нюхательный табак. В среднем в год Демут закупал у Tunis & Annisley табачной продукции на 33 тыс. долларов.

            Как и в других частях Света в Америке мельницы, в основном,  имели водяной привод. В месте же, где Демут построил свою мельницу, никакого водного источника не было. Следовательно, он использовал в этих целях один из вариантов тягловой силы: лошадей или быков. При этом интересно отметить то, что у Демута тогда было достаточно средств для того, чтобы приобрести где-нибудь в сельской местности мельницу на водяной тяге. Однако он предпочел построить ее в Ланкастере, в центре деловой активности и вблизи от  основных транспортных артерий того времени.

            Успешность Демута проявляется также и в том, как он ценил свой товар. Цены на его продукцию были существенно выше, чем у конкурентов. Возможно, сказалась ориентация на более состоятельных покупателей, а может быть, Демутов табак был просто выше качеством? Можно предположить также, что на  его популярность  повлияла особая отдушка, секрет которой до сих пор строго охраняется владельцами бренда. Так или иначе, но ясно одно: Демут был пионером во многих формах табачной рекламы и маркетинга, что и стало залогом его успеха.

            Преуспел Кристофер Демут и в оптовых продажах. Причем делал он это нередко в кредит. Об этом свидетельствуют сохранившиеся бухгалтерские книги. В них фигурируют на достаточно регулярной основе покупатели разных мастей: лавочники, владельцы таверн и т.д. Наиболее ходовым товаром был рапе, темный ароматизированный табак, упакованный в деревянные бочонки весом  от 25 до 60 фунтов.

            Демут имел постоянных клиентов не только в Пенсильвании. Не совсем, правда, понятно, как ему это удавалось. Ведь в те времена рекламы практически не было, и сделки совершались только с хорошо знакомыми людьми или по рекомендации из благонадежных источников. Следовательно, мы вправе предположить, что слава о Демуте передавалась из уст в уста. Его репутация надежного поставщика была, судя по всему, широко известна. Клиентами Демута были торговцы даже из таких табачных штатов. как Виргиния и Мэриленд.

            Деятельность Демута не ограничивалась только производством и продажами табачных изделий. Своим «дальним» клиентам он также оказалась всякого рода транспортные услуги: нанимал гужевые повозки, осуществлял паромные переправы через

Susquehanna River и т.д..  Он часто кредитовал своих покупателей. Долги же погашал  встречными закупками. Например, часть оборудования и материалов для мельницы были оплачены им нюхательным табаком. Впрочем, это были исключения. Как правило, он требовал от своих клиентов оплаты наличными. Правда, в вопросе о сроках платежей он был достаточно гибок. Даже при задержке оплаты на три и даже шесть месяцев, он не начислял пени. При этом, однако, он никогда не давал и скидок за быстрый платеж, как это делали городские торговцы. Согласно бухгалтерским книгам, Демут только один раз начислил проценты за задержку оплаты одному из своих клиентов. И этим клиентом был … его племянник Чарльз Хенитч (Charles Henitch), который в 1797 году выплатил ему штраф за годовую просрочку платежа!

                                                           (продолжение следует)

Комментарии пользователей

Автор: Cigarjournal.com
Plasencia cigars: 5-e поколение семейного бизнеса!

Все началось в 1865 году, когда Эдуардо Пласенсиа отправился с Канарских островов через Атлантический океан выращивать табак...
Большая статья Cigarday.ru - история марки Plasencia!

По следам золотого Льва. Часть 6

Поговорим более обстоятельно о моравских корнях Кристофера Демута. Для нас это имеет большое значение.

Автор: Cigarjournal.com
Сигарные места: отель Havanna, Швеция

Отель Havanna в курортном городе Варберг, на западном побережье, является исключением, хотя вы должны оставить свой ром снаружи.