Панегирик табаку

Малинин Андрей
Автор еженедельной колонки
"Время для счастья – сейчас.
Место для счастья – здесь.
Способ быть счастливым –
сделать счастливыми других."  

Роберт Грин Ингерсолл

Роберт Грин Ингерсолл
Роберт Грин Ингерсолл


«Самый замечательный американец, о котором большинство современных людей никогда не слышали» - так нередко говорят о Роберте Грине Ингерсолле (Robert Green Ingersoll), американском военном, юристе, публицисте и ораторе. Ингерсолл родился в Дрездене, штат Нью-Йорк, в 1833 году. Его отец был пресвитерианским священником, который часто менял общины.

Ингерсоллы уехали из Дрездена, когда малышу Роберту было меньше четырех месяцев. Ингерсолл вошел в общественную жизнь как поверенный в Пеории, штат Иллинойс. Участвовал в Гражданской войне на стороне Севера, достиг чина полковника. После войны Роберт был первым генеральным прокурором штата Иллинойс. В политическом плане он вступил в союз с республиканцами, став в те дни  рупором прогрессивизма. Электризующий голос Ингерсолла вскоре сделал его самым востребованным оратором, выступавшим от имени республиканских кандидатов и организаций. Его юридическая карьера также была выдающейся. Он успешно защитил двух человек, ложно обвиненных в скандальном деле, названном «Звездный путь», возможно, самом противоречивом и политически заряженном судебном процессе конца 19 века.

По настоящему знаменитым Ингерсолла сделала карьера независимого оратора.  В золотую эпоху свободомыслия в США, когда ораторское искусство было доминирующей формой общественного развлечения, Ингерсолл был бесспорным королем американских ораторов. Между 1865 и 1899 годами Ингерсолл объездил с лекциями почти всю страну. При этом он собирал самые большие по тем временам аудитории, хотя вход на его выступления стоил отнюдь не дешево: целый доллар за один билет. Лекции длились три-четыре часа. Причем Ингерсолл читал их, не пользуясь заранее подготовленным конспектом. Чаще чем его американцы тогда не видели и не слышали, пожалуй, никого другого - и так продолжалось вплоть до появления кино, радио и телевидения. Тематика его лекций варьировалась от Шекспира и Бернса до религии, от политических и моральных вопросов до жизни известных патриотов и ученых. Среди его самых известных речей были «Боги», «Призраки», «Гумбольдт», «Шекспир» и «Что мы должны делать, чтобы спастись?».

Robert GreenIngersoll
Роберт Грин с дочерьми


Ингерсолла любили многие выдающиеся люди того времени. Среди его поклонников были президент Джеймс Гарфилд, поэт Уолт Уитмен, генерал Улисс Грант, промышленник-филантроп Эндрю Карнеги, изобретатель Томас Эдисон и проповедник Генри Уорд Бичер. Марк Твен был особенно впечатлен Ингерсоллом. Выслушав однажды его выступление, он написал своей жене Оливии: «Что за орган человеческая речь, когда его использует мастер!». Но были у него, конечно и  враги, ведь он резко выступал против религиозного права своего времени. Он был одним из первых популяризаторов Чарльза Дарвина и неутомимым защитником науки и разума. Более того, он выступал за права женщин и афроамериканцев.

Ингерсолл также высоко ценил достоинства семьи и семейного отдыха. И он практиковал то, что проповедовал. Современные источники говорят, что Ингерсолл наслаждался почти идиллическими отношениями в семейной жизни. Оппоненты часто отчаялись найти в его личной жизни хоть что-нибудь, что могло бы умалить его достоинства. То, что он курил, тогда не считалось недостатком! 

Ораторский клуб

Да, Роберт Ингерсолл курил, но ни что-нибудь, а сигары! Именно ему, убежденному агностику,  принадлежат следующие крылатые слова: «Я  предпочитаю выкурить одну сигару, чем прослушать две проповеди» (I'd rather smoke one cigar than hear two sermons). Лично меня в нем привлекает еще и трепетное отношение к Кубе, родине самого лучшего сигарного табака. Вот, в частности, что он пишет о ней:

«Почти четыре столетия назад искатель приключений Колумб повстречал на благословенном острове Куба  счастливых людей со свернутыми листьями во рту. Над их головами поднимались маленькие облачка дыма. Их лица были безмятежны, и в их глазах отражалось осеннее небо довольства. Эти люди были добрыми, невинными, нежными и любящими. Климат Кубы - это содружество земли и воздуха. В нем родились эти священные листья,  которые воспроизводят в сознании тех, кто их употребляет, картины безоблачных, счастливых дней  своего существования. Эти листья помогают заводитьдрузей и клятвы о мире облекать в трогательные обряды. Они приносят утешение. Они - спутники одиноких, друзья заключенных, изгнанников, рабочих на шахтах, лесорубов, моряков в пустынных морях. Они дают силу и спокойствие раздосадованным и усталым умам тех, кто строит своей мыслью и разумом храмы души. Они говорят о надежде и покое. Они разглаживают морщины, гонят прочь странные, уродливые страхи и наполняют сердце покоем и умиротворением. В их магических тканях заключено какое-то мощное, милостивое заклинание, которое, будучи освобождено огнем, мягко проникает в  мозг и связывает захваченных во сне стражей заботы и горя. Эти листья - друзья очага, и их дым, как благовония, поднимается из мириад счастливых домов. Куба - это улыбкаморя».

От себя добавлю: я тоже люблю Кубу!

Комментарии пользователей

Сигарные чтецы
Книга Малинин А.В.
Книга Малинин А.В. "Коричневое золото"

Начнем, пожалуй,  с уточнения того, где все-таки  впервые начались регулярные чтения. Большинство источников среди первых указывают на сигарную фабрику El Fígaro, принадлежавшую Хосе Кастильо и Суаресу (José Castillo y Suárez), на которой эта форма просветительства появилась в декабре 1865 года.

Превратности перевода

Один мой знакомый переводчик как-то рассказал мне о случившейся с ним истории. Произошло это еще в советские времена на переговорах нашего министра обороны с Раулем Кастро...

Марк Твен о сигарах и табаке

Многим из нас Марк Твен известен как выдающийся американский писатель, журналист и общественный деятель. Но у этого человека был и еще один яркий талант – красноречие...