Огоньку не найдется? (Продолжение 3)

Автор еженедельной колонки

Мы уже рассказывали вам о таком старинном способе прикуривания как прикуривание от горящего фитиля. В пример приводились сведения, почерпнутые из табачной истории Индии и Испании. В России это тоже не было редкостью. Особенно широко этот метод использовался во флоте. Весьма подробно об этом пишет Николай Манвелов в своей книге «Обычаи и традиции Российского Императорского флота»:

Прикуриваем как моряки

 «Бак на корабле — часть верхней палубы от форштевня до первой мачты (фок-мачты). Здесь размещаются устройства для работы с якорями. В старину баковые матросы выполняли роль впередсмотрящих, предотвращая в темное время суток и в условиях плохой видимости столкновения с другими судами. Кроме того, они сигнализировали о появлении берега либо иной опасности.

Для рядовых матросов бак играл роль своеобразного клуба — здесь у бочки с водой стоял постоянно горевший фитиль, около которого нижние  чины могли курить. Расположение места для курения именно на баке корабля имело достаточно веские причины, для объяснения которых следует вспомнить историю деревянных парусных флотов.

прикуривание трубки матросами

Как известно, на деревянных кораблях прошлого одним из главных (если не самым главным) врагов был огонь. Именно поэтому курильщиков и загоняли на бак, где постоянно находились бодрствующие часовые, готовые в любой момент погасить возникшее пламя. Кроме того, неподалеку находилась фок-мачта, около которой постоянно должен был находиться либо офицер, либо унтер-офицер, присматривавшие за порядком.

 Для офицеров, само собой, правила были куда менее жесткими. Никак не регламентировалось курение в каютах, однако в кают-компании смолить можно было только с разрешения ее главы — старшего офицера. Что же касается верхней палубы, то здесь предпочтителен был все тот же бак, хотя курение в других местах не особенно возбранялось. Исключение составляли торжественные случаи да часы, когда корабль грузил боезапас. Исключением были шканцы. Здесь позволить портить себе легкие мог либо командир, либо адмирал.

Матросы в основном курили небольшие трубочки

Что же и как курили во флоте? Матросы в основном курили небольшие трубочки — выточенные из дерева либо металлические, медные с крышечкой. Чашечки трубок были маленькими — времени на перекур у нижних чинов всегда было очень мало. В качестве курева использовалась махорка, которую дешево покупали в родном порту у знакомых продавцов, подмешивавших в самосад различные добавки. У офицеров все было гораздо сложнее. Те, кто не делал из курения культа, ограничивались папиросами, причем наиболее высоко котировались турецкие и египетские табаки. Предшественницей папиросы была пахитоса, в которой мундштуком служила соломинка.

 В большом ходу были сигары — кубинские и филиппинские. На первом месте стояли гаванские сигары, курение которых было показателем достатка и положения в обществе. Что же касается офицеров-англоманов (а все, что связано с британским флотом, было в моде), то для них лучшим вариантом была вишневая либо вересковая трубка с настоящим английским «кепстеном». Кстати, английское слово capstan переводится как «кабестан» либо «ворот». Заметим, завоевавшие мир американские смеси табаков к началу XX века в России практически не были известны.

матросы курят сигары

На баке также функционировало такое своеобразное соседство массовой информации, как «баковый вестник». Это был прямой аналог беспроволочного солдатского телеграфа, а также неформальный «клуб по интересам». Матросы, собиравшиеся в свободное время на баке, чаще всего обменивались новостями внутрикорабельной жизни. Обсуждались действия офицеров и унтер-офицеров, сравнивались современность и былые походы под флагами известных адмиралов.

Когда новости заканчивались, начиналась традиционная морская травля. Люди делились опытом выпивок на берегу, подначивали друг друга на бахвальство, рассказывали всякого рода небылицы.

Долгими ночными вахтами матросы обычно рассказывали друг другу сказки. Обычные сказки, которые издавна рассказывали и рассказывают в России детям на ночь бабушки. Только на кораблях, находившихся зачастую очень и очень далеко от родных мест, эти народные фольклорные произведения играли роль дополнительного и очень сильного средства психологической релаксации, помогавшей людям переносить все тяготы морской службы.

морской перекур

Значительной была роль «бакового вестника» в воспитании молодого матроса. Стоя у фитиля рядом со старослужащими, новички впитывали огромное количество информации, касающейся выживания на корабле. Более того, опытные и много чего повидавшие на своем веку матросы по итогам обсуждения насущных проблем корабля могли кого-то взять под охрану от излишне ретивых унтер-офицеров или даже боцманов, а другого наставить на путь истинный в случае лености, бросавшей тень на других моряков.

На баке существовала и своя «баковая аристократия», в парусную эпоху состоявшая из боцманов и унтер-офицеров-специалистов. К ним же примыкал баталер, содержатели, писари и фельдшеры, а также подшкипер и артиллерийский вахтер. Вся группа обычно держалась особняком, без нужды не контактируя с простыми матросами. Те, впрочем, «аристократов» также недолюбливали, как людей, чурающихся настоящего труда и лишь «отращивающих брюхо».

Раз уж мы заговорили о культуре курения на флоте, приведу вам отрывок еще из одного произведения. В повести Константина Станюковича «Беспокойный адмирал» (1894 г.), на мой взгляд, содержится весьма интересный эпизод, отражающий отношение морских офицеров к папиросам и сигарам: 

как курят моряки

«— Что же вы не курите, господа? Курите, пожалуйста… Папиросы к вашим услугам, — с обычным своим радушием предлагал хозяин. И с этими словами он взял коробку, чтобы любезно передать ее гостям, как вдруг потряс ею в руке, заглянул внутрь и гневно крикнул:

— Васька! Окрик этот был так металличен и пронзителен и так напоминал адмирала наверху во время разносов, что все невольно вздрогнули. У «жертв» от этого крика чуть не лопнули барабанные перепонки, как они утверждали впоследствии.

— Васька! Скотина! Через секунду-другую влетел Васька, и теперь уже не в ситцевой рубахе и не в туфлях на босые ноги, а в обычном своем щегольском виде адмиральского камердинера, который он принимал после подъема флага, долго и тщательно занимаясь своим туалетом и поражая своим франтовством писарей и вестовых.

Он был в черном люстриновом сюртуке, перешитом из адмиральского, в белой манишке с высокими воротничками, в голубом галстуке, в котором блестела аметистовая булавка в виде сердечка, при часах с толстой серебряной цепочкой, украшенной несколькими брелоками, и в скрипучих ботинках. Его кудластые, с пробором посредине волосы лоснились и пахли от обильно положенной помады. Он благоразумно остановился в нескольких шагах от адмирала, на случай неожиданной вспышки, и недвижно замер, подавшись вперед корпусом и не без лакейской грации изогнув несколько руки с красными пальцами, виднеющимися из-под широких манжет с блестящими запонками. В его плутовском лице с ярко-румяными щеками и с сверкавшими из-за полуоткрытых толстых губ зубами и в его наглых и лукавых глазах стояло притворное выражение преувеличенного испуга и недоумения.

культура курения на флоте
— Это что? — спросил адмирал, взглядывая на Ваську и потрясая коробкой.

— Папиросы-с! — умышленно наивным тоном отвечал Васька, делая глупую физиономию.

— Болван! Смотри! — проговорил адмирал и швырнул на пол коробку, из которой посыпался десяток папирос.

— Виноват, недосмотрел.

— А ты досматривай, если я приказываю… Подай сейчас полную коробку!

— Есть!

И когда Васька исчез, адмирал, уже снова повеселевший, усмехнулся и, обращаясь к своим гостям, проговорил:

— Экая каналья! Хотел оставить вас без папирос сегодня!.. Да вы постойте, Подоконников, не закуривайте… Васька сию минуту принесет…

— Я, ваше превосходительство, закурю сигару, если позволите, — заметил молодой человек, решивший, что он, как и Базаров, должен курить только сигары.

— И охота вам курить такую дрянь, как ваши чирутки, когда вам предлагают хорошие папиросы…

— Я вообще предпочитаю сигары, ваше превосходительство! — храбро настаивал Подоконников.

— Предпочитаете? А когда это вы, любезный друг, успели научиться предпочитать сигары? Я так по выходе из корпуса, когда был таким же молодым, как вы, ничего не умел предпочитать… Случалось, бывало, мичманом сидеть на экваторе, — и махорку курил… А уж вы сигары предпочитаете? Эй, Васька! Подай сюда ящик с сигарами… У меня, по крайней мере, хорошие сигары… Впрочем, ведь вы все равно не знаете в них никакого толка… Право, курите лучше папиросы… Советую вам, Подоконников…

Адмирал так настойчиво советовал, что сконфуженный молодой человек поспешил закурить папиросу, чем, видимо, удовлетворил адмирала, имевшего слабость почти требовать, чтобы все разделяли его вкусы.

Закурили почти все гости, наслаждаясь затяжками.

— А ведь не правда ли, любезный друг, что папиросы лучше всяких сигар? — снова обратился он к юному штурману, уже было обрадовавшемуся, что перестал быть предметом адмиральского внимания…

— По-моему, ваше превосходительство, и сигары…

—Да какого черта вы понимаете в сигарах, Подоконников! — перебил, раздражаясь, адмирал, несколько сбитый с толку таким совершенно непонятным пристрастием этого юнца к сигарам. — «Сигары, сигары»! Надо, любезный друг, знать вещи, о которых говоришь… Вот послужите, поплаваете, выучитесь курить хорошие сигары, тогда и говорите. А то курит мерзость и предпочитает сигары… Скажите пожалуйста!.. Так о чем мы последний раз читали, господа? — круто переменил разговор адмирал и взял со стола том «Истории XVIII столетия» Шлоссера».

Комментарии пользователей

Касательно сигар (продолжение 1)

Некоторые любители сигар ценят других производителей еще выше, чем Cabañas y Carvajal. Мы имеем в виду Partagas. Их Celestiales, как следует из названия, предназначены для богов — как, собственно, и должно быть, судя по их цене. Также первоклассными, как по качеству, так и по стоимости, являются их Kapoleones, Imperiales, Regalias Britannia, Regalia Londres, и Regalia de la Reine.

Касательно сигар (продолжение)

«Какой бы тяжелой ни была пошлина на сигары, она в меньшей степени, чем многие другие пошлины воспринимается обществом как бремя. Курильщики, однако, возражают против этого. На это у них есть несколько причин: во-первых, это мешает им курить иностранные сигары на приемлемых условиях и вынуждает многих мириться с более низким качеством британских сигар. Но проблема состоит не только в высоком уровне пошлин. Правда в том, что качественная и очень приятная на вкус гавана — это роскошь и дорогая редкость, которую нельзя обрести без проблем даже в стране, которая ее производит.