Ключ от сигарной столицы (продолжение 2)

Фото публикации
Малинин Андрей
Автор еженедельной колонки

Рабочее движение

Важным аспектом жизни кубинских эмигрантов на Ки-Уэсте была деятельность, тесно связанная с родиной, с ее борьбой за независимость. На острове был создан целый ряд революционных клубов, из которых исходил значительный источник финансовых ресурсов для борьбы против Испании. Члены клубов отчисляли на эти цели определенный процент своих скромных доходов. Обычно членами этих клубов становились простые табачники, но были среди них и старшие по чину работники и даже владельцы фабрик. Многие из этих клубов были оформлены как культурные ассоциации, но политический аспект в их деятельности все равно преобладал. 

Кубинскую революционная партия

Первый кубинский патриотический клуб, получивший название Asociación Patriótica de Cayo Hueso («Патриотическая ассоциация Ки-Уэста»), был основан в 1869 году Хосе Долоресом Пойо (José Dolores Poyo), который в то время был чтецом на табачной фабрике, принадлежавшей Мартинесу Ибору. Позднее, в 1870 году, был создан el Club Patriótico Cubano de Key West («Кубинский патриотический клуб Ки-Уэста») под председательством Мигеля де Карденаса и Заяса (Miguel de Cárdenas y Zayas). Цель этой организации состояла в сборе средств для оказания помощи семьям патриотов, воевавших на Кубе или погибших в борьбе за независимость. В 1871 году рядом патриотически настроенных кубинцев был основан Институт Сан-Карлоса (el Instituto San Carlos), который сыграл важную роль как в политической, так и в образовательной, культурной и социальной жизни кубинцев в целом. Свое название он получил в честь Карлоса Мануэля де Сеспедеса (Carlos Manuel de Céspedes). Помимо встреч революционеров и проведения различных культурных мероприятий, в Институте Сан-Карлоса была основана первая на Ки-Уэсте двуязычная школа. Именно здесь в 1892 году Хосе Марти основал Кубинскую революционную партию и призвал к единству всех кубинцев. Еще один важный клуб, la Asociación Patriótica del Sur («Патриотическая ассоциация Юга»), был создан 17 ноября 1871 года по инициативе Центрального Агентства Республики Куба (la Agencia Central de la República de Cuba) со штаб-квартирой в Нью-Йорке. При этом ставилась задача объединить всех кубинцев, проживающих в Соединенных Штатах, и попытаться скоординировать общий план содействия независимости.

Проповедь Марти о независимости покорила производителей табака Тампы и Ки-Уэста

Кроме названных организаций, на Ки-Уэсте были созданы и осуществляли свою деятельность и другие клубы. Вообще распространение клубов на острове в последние 30 лет XIX века было значительным. Газета Patria от 17 августа 1895 года утверждает, что в том году в Ки-Уэсте существовали 72 официально признанные организации, которые объединяли в своих рядах почти все проживающее там кубинское население. По некоторым оценкам, к 1896 году оно достигало примерно двенадцати тысяч человек. По мере усиления влияния этих клубов все активнее становилась и их деятельность. В 1885 году при их непосредственном участии в Ки-Уэсте была организована крупнейшая забастовка, длившаяся несколько месяцев. Это, наряду с другими причинами, вынудило Висенте Ибора перевести свое производство в Тампу. За ним последовали и другие производители сигар. Естественно, за работодателями последовали и их рабочие. При этом общее количество рабочих мест сократилось, и часть кубинских иммигрантов, оставшихся на острове, оказались без работы.


Сигарная столица мира

Как было сказано выше, сигарная промышленность в Тампе зародилась в 1886 году, когда из Ки-Уэста сюда перебазировался табачный фабрикант Висенте Мартинес Ибор, выкупивший близ города 40 акров (160000 кв. м) земли, на которых и был основан Ибор-Сити. Интересно, что сделка эта могла и не состояться. Дело в том, что Висенте Ибору изначально не удавалось договориться с владельцем участка. Узнав о том, что сделка провалилась, Совет по торговле Тампы пришел в ужас. Висенте Ибор сидел уже на железнодорожном вокзале в ожидании поезда в Джэксонвилл, куда он намеревался отправиться в поисках другой недвижимости, когда группа представителей Совета в составе пяти человек, включая Фредерика Саломонсона, будущего 3-кратного мэра Тампы, прибыла на вокзал, чтобы убедить Ибора пересмотреть условия сделки. Не без труда, но это им удалось, и купля-продажа участка в конце концов состоялась. Не последнюю роль в этом сыграло то, что Совет по торговле предоставил Ибору на приобретение земель субсидию в пять тысяч долларов. Позднее вместе со своим деловым партнером Эдуардо Манраро и производителем сигар Игнасио Хайя он выкупил несколько соседних участков, а его друг Гавино Гутьеррес, строительный инженер, который и посоветовал Ибору перебраться именно в Тампу, был нанят, чтобы спланировать и построить здесь целый город.



Гавино Гутьеррес

Как ни странно, но Ибор-Сити возник во многом благодаря тому, что бизнесмен из Нью-Йорка, испанский иммигрант Гавино Гутьеррес не нашел здесь ни гуавы, ни манго. Так случилось, что строительный инженер по образованию в середине 1880-х годов вынужден был работать в компании по упаковке и консервированию фруктов. Где-то он услышал, что в районе Тампа-Бэй произрастает большое количество диких деревьев гуавы. Желая расширить продуктовую линейку компании, в ноябре 1884 года Гутьеррес отправился туда в надежде найти вожделенные фрукты. 

Гавино Гутьеррес

Путь был долгим и сложным. Существовавшая в то время железная дорога во Флориду доходила только до города Джэксонвилл. Там нужно было пересаживаться на пароход и вниз по реке Сент-Джонс добираться до Санфорда, расположенного недалеко от Орландо. Остаток пути Гутьеррес провел в нанятом дилижансе, который довез его до места назначения по избитым проселочным дорогам. Увы, но здесь его ждало разочарование. Несмотря на все старания, ему так и не удалось найти в районе богом забытой Тампы коммерческого качества гуав. Местные жители занимались в основном рыболовством и морскими перевозками крупного рогатого скота и цитрусовых.

Несмотря на неудачу, Гутьеррес покинул Тампу с убеждением в том, что у этого района есть потенциал. Это мнение подкреплялось тем, что железнодорожная компания The South Florida Railroad уже вела сюда ветку, которая должна была связать Тампу непосредственно с основной железнодорожной сетью США. Узнав о планах Висенте Ибора о переносе сигарной фабрики на континент, он предложил своему другу рассмотреть в качестве одного из возможных вариантов и понравившееся ему место. На встрече присутствовал Игнасио Хайа, который также подыскивал для своей фабрики новое место. Партнеры по бизнесу не стали откладывать дело в долгий ящик, сели на пароход и уже на следующий день были в Тампе. Район им понравился. Его преимущество заключалось в том, что он находился вблизи Кубы, что обеспечивало быструю и дешевую доставку табачного сырья с острова. Кроме того, местный теплый и влажный климат позволял сохранять табак длительное время в рабочем состоянии. Наконец, строящаяся железная дорога, открытие которой ожидалось уже в ближайшее время, обеспечивала свободную отгрузку готовых сигар по всей стране.

фабрика в тампе

Гавино Гутьеррес, которому Ибор-Сити во многом обязан своим современным обликом, в 1917 году вернулся к себе на родину в Испанию. До этого он успел поработать в качестве первого испанского консула в Тампе. 7 марта 1919 года его не стало…

(Продолжение следует)

Комментарии пользователей

Ключ от сигарной столицы (продолжение 7)

Внедрение пресс-форм, без которых сегодня немыслимо производство сигар ручной скрутки, на Американском континенте в начале двадцатого века неожиданно столкнулось с жесточайшим сопротивлением со стороны традиционных производителей. Практически она была объявлена вне закона. Невероятно, но факт: пресс-форму, одно из многочисленных ручных приспособлений, приравняли к машине!

Ключ от сигарной столицы (продолжение 6)

Кроме Ибор-Сити в Тампе был создан еще один корпоративный городок. Речь идет о Западной Тампе (West Tampa), которая изначально была полностью построена и единолично принадлежала шотландскому иммигранту и местному адвокату Хью Макфарлейну (Hugh MacFarlane).

Автор: Cigarjournal.com
Цены на Cohiba и Trinidad улетят в небеса!

Компания Habanos S.A. скорректирует цены на Cohiba, Trinidad, Montecristo 1935 и Romeo y Julieta Línea de Oro до уровня цен в Гонконге для всех рынков в мире. Новая структура цен начнет действовать со 2 мая 2022 года. Потребительские цены на вышеупомянутые сигары должны быть скорректированы в диапазоне от +/- 10 до 20% от потребительских цен на рынке Гонконга.