Как хороши, как свежи были розы…

Малинин Андрей
Автор еженедельной колонки
           
 
  «Не ву пле па? Но лизе па!» (с)
Не нравится? - не читайте.
                                                                                                                                 
Одной только этой строчки хватило, чтобы стать знаменитым…
Ее автор - Иван Петрович Мятлев (1796-1844) - прославился среди
современников прежде всего благодаря своей весёлой и ироничной поэзии. Литературная
игра, импровизация, фарс, розыгрыши, неожиданные рифмы, меткие остроты, пародии -
всё это составило основу своеобразной поэзии Мятлева, далёкой от отточенного
профессионализма, но живой и непосредственной.
Всеобщую известность Мятлеву принесла вышедшая в 1840 году поэма «Сенсации
и замечания госпожи Курдюковой за границею дан л'этранже». До революции эта
ныне подзабытая поэма пользовалась огромной популярностью и имела славу одного из
самых смешных произведений в русской литературе. Как сказано в Предисловии к
изданию 1904 года: «Книга имела огромный, сенсационный успех… «Сенсации»
покупали, читали, выучивали наизусть целыми главами, декламировали в гостинных». В
своём сочинении Мятлев создал комический, не лишённый сатиры и гротеска образ
тамбовской помещицы, которая решила рассказать о своём заграничном путешествии по
Европе, описать «свои сенсации», впечатления от европейского Запада. Курдюкова - и
объект сатиры, и литературная маска. Она - олицетворение не только провинциальной
русской действительности, но и мира европейских обывателей. Наглая самоуверенность
Курдюковой, её претензии на окончательность и непререкаемость в суждениях как нельзя
лучше выразились в языке и стихе.
Для нас, естественно, особо цены те фрагменты поэмы, которые свидетельствуют о
табачной культуре тех времен. Судя по следующему эпизоду, сама госпожа Курдюкова
табак не курила. Волны эмансипации в начале 40-х годов XIX-го столетия еще не
докатились до тамбовских лесов:

«Доктор мне сказал: - «Закон
Наш такой, сине ква нон,
Основанье, и смотрите –
Пахитосок не курите».
- Мне курить? Что за манер?
Да я разве кавалер? -
«Да теперь все дамы курят
И от дыма глазки щурят.
Это модный жантильес!» -
Не дошла я, же конфес,
До такой цивилизацьи!»

  Однако это не мешает ей примечать в пути людей курящих:
В креслах Гамбсова изделья,  
Что дарят для новоселья,  
Дама знатная сидит.  
С нею каждый говорит,  
Всяк подходит, кто желает,  
И с сигаркой подседает.  
Вон с козлиной бородой,  
Знать, французик молодой,  
Во всю мочь горланит песни;  
Не умолкнет он, хоть тресни.

«Англичанин с рожей красной. 
Верно, человек опасный! 
Он ни с кем не говорит; 
То сигарку закурит, 
То присядет, то напьется, 
То сам про себя смеется, 
То глядит на фирмаман, 
И всегда ан мувеман». 
«С длинной трубкою во рту 
Офицер один швейцарский,
 Ни уланский, ни гусарский,
 Ме пуртан кавалерист 
С шпорами, а юн модист 
Преусердно строит куры…».

«А мужчины немцы – тип:
Есть у каждого ла пип,
И ла канн, и фрак предлинный,
И кюлот, костюм старинный,
И ле букль, и ле сулье –
Веритабль кавалье!»..
 
«Ла пип» это, понятное дело – трубка. Вообще, чтобы легче читать это
произведение, нужно иметь хотя бы базовые знания французского языка. Что же касается
изображенных здесь типов, то должен сразу предупредить, что любые обнаруженные
здесь сходства, это всего лишь случайность. Особо примечателен, на мой вкус, эпизод,
который описывает встречу госпожи Курдюковой с французом, поднаторевшим в сфере
искуснейших табачных подделок:

«Я искусник совершенный
И могу, не больше в год,
Удесятерить доход!....
Например: у вас на горке
Дуб растет; - сейчас из корки
Я натру такой табак,
Что узнать нельзя никак –
Точно наш ла ферм французский!
Ваш зевает только русский,
А у вас есть де трезор!»
Я в него вперила взор
И подумала: вот мастер!
- «Из капусты сделать кнастер
Так же мне не мудрено»,
Продолжал он. – Решено!
Я француза завербую,
С ним об этом потолкую,
От него мне будет прок:
Вот уж пятый год оброк
Дурно платит Курдюковка;
Что тут надобно? – Сноровка!»

Не обошлось здесь и без запретов на курение:

«Тут с трактирщиком бранятся
Де франсе пур ле сигар.
Но билет есть де фер пар,
Чтоб в столовой не курили, -
Даже в рамочку вложили:
Так о чем же тут и спор?
Ну, конечно, это вздор».

Да, ничто не ново в этом мире… Порадовала также зарисовка, сделанная Курдюковой
в Бремене:
  «Кто охотник до сигарок,
Вот уж тут ему подарок:
Их найдешь во всех домах,
Да не в ящиках – тюках,
Как у нас пенька и сало.
Толку в них я знаю мало,
Говорят: «комси, комса»,
Но для глаз они краса;
Ими окна убирают,
И Европу наводняют».
  
Некоторые стихи Мятлева были положены на музыку. Мне особенно нравится
следующий романс:

ПАХИТОС (Для тех, кто еще не знает: пахитос(а) – разновидность сигары, в которой табак
завернут в лист кукурузы.)

Музыка Александра Алябьева
Слова Ивана Мятлева.
Как пахитос хорош в устах
Твоих, красавица младая!
Ты в дымке, как виденье рая,
Ты точно ангел в облаках!
Как зыбь тумана, зыбь росы
Зарею меж цветов гуляет,
Так дым, клубяся, проникает
В твои шелковые власы.
Как я бы в этот дым желал
Хоть на минуту обратиться:
Я мог бы вкруг тебя увиться,
Я б сердца тайну рассказал.
Но нет! К чему? Меня пленив,
Ты о тоске моей не спросишь:
Меня, как пахитос, ты бросишь,
До половины докурив.

Комментарии пользователей

Призрак кошкина дома

11 апреля 1973 года в Национальный реестр исторических мест США был внесен жилой дом Эдуардо Идальго Гато (Eduardo Hidalgo Gato), крупного кубинского табачникаиспанского происхождения. Особняк,  богато украшенный деталями в стиле английской королевы Анны, был построен около 1894 года на самой южной оконечности острова Ки-Уэст (США), обращенной к океану.

Автор: Cigarday.ru
Сигарные чтецы

Начнем, пожалуй,  с уточнения того, где все-таки  впервые начались регулярные чтения. Большинство источников среди первых указывают на сигарную фабрику El Fígaro, принадлежавшую Хосе Кастильо и Суаресу (José Castillo y Suárez), на которой эта форма просветительства появилась в декабре 1865 года.

Превратности перевода

Один мой знакомый переводчик как-то рассказал мне о случившейся с ним истории. Произошло это еще в советские времена на переговорах нашего министра обороны с Раулем Кастро...