Эх, дороги...

Малинин Андрей
Автор еженедельной колонки
В дороге случается немало забавных историй. В том числе, и связанных с
табаком….

Одна такая история, очень похожая на анекдот, произошла с Эндрю Карнеги
(Andrew Carnegiе), американским предпринимателем, крупным сталепромышленником,
филантропом и мультимиллионером. Однажды он ехал в поезде в Лондон в купе для
не курящих. Однако, не смотря на запрет, одному из пассажиров вздумалось закурить
трубку. Карнеги обратился к нему с предупреждением: «Здесь запрещено курить».
«Хорошо, - ответил тот,- я только докурю эту трубку и все». Прошло некоторое время
после того, как трубка была выкурена, и, забыв о своем обещании, сосед по купе вновь
стал набивать ее табаком. «Если вы не прекратите курить, то я вынужден буду вызвать
сюда проводника»,- вспылил Карнеги, и, чтобы наглец понял, с кем имеет дело,
протянул ему свою визитную карточку. Тот не глядя сунул ее в карман, и
демонстративно зажег трубку. Правда, на следующей остановке он все-таки пересел в
другой вагон. Рассерженный хамским поведением трубокура, Карнеги вызвал к себе
вагоновожатого, и потребовал от него принять соответствующие меры. Проводник,
ушедший разбираться с нарушителем, не заставил себя долго ждать. Он вернулся к
Карнеги со словами: «На вашем месте я бы и пальцем не притронулся к этому
человеку. Он дал мне свою визитку, и знаете, кто это – Эндрю Карнеги!»
Забавно, не правда ли? Правда, я слышал эту историю в разных интерпретациях, и
каждый раз речь шла о разных людях. Но не это главное. Важно, что тема весьма
актуальна, так как она затрагивает отношения между курящими и не курящими
людьми.


Эндрю Корнеги

Вот еще один эпизод. Участником его стала Фанни Кембл (Fanny Kemble),
известная британская актриса середины девятнадцатого века. В 1832 году она вместе со
своим отцом отправилась в долгосрочное турне по Соединенным Штатам. Во время
своего путешествия англичанка вела дневник. В нем она подробно, подчас критически и
насмешливо описывала нравы американцев. Ну и, конечно, она не могла обойти
вниманием такого колоритного персонажа американских дорог, как извозчика со своей
неизменной «стоги».
Произошло это во время ее путешествия по штату Джорджия. День был жарким,
дорога тяжелая. Фанни ехала в закрытом фургоне вместе с другими пассажирами.
Тяжелые колеса поднимали в воздух много пыли, которая периодически проникала
внутрь повозки. Но не это было самым страшным. Самым суровым испытанием для
актрисы стал удушающий дым от сигары, которую курил извозчик. Сопровождавший
Фанни джентльмен потребовал от извозчика прекратить курение, пообещав ему за это
подарить по прибытии в пункт назначения двадцать пять настоящих гаванских сигар.
Ответ извозчика был: «Да, да. Сей момент, сэр!» Однако прошло достаточно времени, а
пытка все продолжалась. В какой-то момент нервы Фанни не выдержали, и она,
высунувшись через смотровое окно, сама обратилась к извозчику со следующими
словами: «Сэр, я взываю к вашему благородству, и убедительно прошу Вас выбросить
эту сигару. Я много слышала о вежливости американцев, и очень надеюсь, что моя
просьба будет удовлетворена». «Да, да,- с некоторым смущением ответил извозчик.- Я
уже было хотел это сделать, но потом решил все-таки докурить ее до меньших размеров,
чтобы окурок можно было спрятать в мою шляпу».
Что ж, примем это как еще один штрих к образу уже известного нам по другим
публикациям весьма самобытному персонажу американской истории. К слову сказать,
Фанни Кембл, как и другие европейские путешественники, не раз обращала внимание на
пристрастие жителей США к курению и, особенно, к повсеместному жеванию табака,
что вызывало у нее очень сильное раздражение и даже шок. Но это ее проблемы…


Фанни Кембл

У меня лично тоже случались в дороге забавные истории, благо путешествую я
много. Этим летом, например, мы с женой переезжали на поезде из Вены в Зальцбург. В
купе мы долгое время были одни, и уже готовы были прикорнуть на удобных сидениях,
как на одной из остановок к нам подсели австриец и слепая австрийка. Последняя была
упакована по последнему слову техники. Ее телефон был снабжен системой ориентации
в пространстве с речевым информатором, который каждые несколько секунд сообщал
женщине место ее положения. Сначала нас это забавляло, но через каких-либо полчаса
уже захотелось заткнуть уши. Мне это напомнило отсчет времени при запуске ракеты.
Помогло то, что в какой-то момент австрийке позвонили, и начался долгий и
монотонный разговор, спасший нам нервы.
Когда в купе зашла кондукторша, женщина обратилась к ней с просьбой разрешить
ей курить в купе. Смысл вопроса я понял по характерному жесту австрийки,
прислонившей палец ко рту. Реакция кондукторши для меня стала откровением, так как
я знал, что по новому закону в Австрии категорически запрещено курить в поездах. Она,
как я понял из мимики и жестов, сначала заручилась согласием австрийца, ехавшего с
нами в одном купе, а затем, кивнув в нашу сторону, заговорщицки произнесла что-то
вроде того: «Эти вот иностранцы, мать их…, выходят в Зальцбурге. Когда они выйдут,
Вы сможете спокойно покурить».
В этом эпизоде, как я потом понял, с одной стороны, проявилась политкорректность
и некоторая ироничность австрийцев, по отношению к другим европейцам, а с другой,
их обостренное чувство личной свободы, особенно ярко проявляющаяся в отношении к
своим соотечественникам. С этим мне еще не раз довелось столкнуться за время
пребывания в Австрии. Особенно меня позабавило их отношение к антитабачному
законодательству. Оно, вроде, как и есть, и, вроде, как его и нет вовсе. Наиболее ярко это
проявляется в провинции. Одним из дождливых вечеров на озере Вольфгангзее,
например, мне захотелось выкурить сигару. Мы ужинали в гостиничном ресторане, и,
памятуя о запретах, я попросил официанта отправить мой кофе с пепельницей на
веранду (в ресторане кроме нас с женой было достаточно много народу). Моя просьба
неожиданно вызвала бурную реакцию у метрдотеля. На мои куцые объяснения (мы
общались на испанском языке) она ответила вполне определенно: «Выбросьте эту дурь
из головы! Курите здесь».



Вот так. Всего несколько эпизодов, а сколько нюансов! А ведь нас на Земле
несколько миллиардов… Вообще, мои изыскания показали, что «дорожная» тема
практически неисчерпаема. Одаренное табаком Человечество находится в постоянном
движении во времени и пространстве, и это рождает все новые и новые истории. Вот
такие, как эта, например:
Ехали, как-то в одном дилижансе англичанин и француз. Оба курили сигары.
Монсеньор всячески пытался вовлечь своего флегматичного спутника в разговоры, но
безрезультатно. Наконец, со всей возможной деликатностью француз позволил себе
обратить внимание англичанина на тот факт, что пепел от его сигары упал на его жилет, и
что искра может испортить его шарф. «Какого черта! – вскричал рассерженный
англичанин. – Вы отстанете от меня, наконец, или нет?! Ваша куртка уже десять минут,
как горит, но я же не тревожу вас по пустякам!»
И, правда, разве такие пустяки могут отвлечь истинного джентльмена от хорошей
сигары? А вот еще одна история, которая произошла в железнодорожном купе первого
класса, в котором ехали два респектабельных мужчины.
Дам в купе не было, поэтому один из пассажиров достал из саквояжа дорогой
портсигар, вопросительно посмотрел на спутника, и, не почувствовав возражения, ловким
движением зажег сигару. Докурив ее почти до конца, он вдруг обратил внимание на
соседа по купе, лицо которого выражало сильное раздражение.
- Боюсь, сэр, что моя сигара досаждает вам?
- Да, сударь, и весьма!
- Прошу прощения. – С этими словами джентльмен выбросил окурок сигары в
окно.
- Прекрасно, прекрасно! Но вы мне ответите за это, как только мы прибудем на
станцию. Вы прекрасно знали, что этот вагон предназначен для не курящих пассажиров. И
я намерен до конца отстаивать их права.
- Я искренне сожалею, сэр, но мне показалось, что вы были не против того, чтобы я
закурил.
- Вам показалось. Я просто задумался.
На какое-то время разговор прервался. Любитель сигар не выдержал первым и
вновь обратился к рассерженному спутнику:
- Сэр, не соизволите ли вы взять мою визитную карточку? Я публичный человек, и
не хотел бы, чтобы этот инцидент получил огласку.
- Мне не нужна ваша карточка!
- Но вы хотя бы взгляните на нее.
Сосед нехотя посмотрел на визитку, и к своему ужасу понял, что имеет дело с Его
Королевским Высочеством Герцогом X…. Его лицо расплылось в улыбке и оставалось
таким до самого конца путешествия. Выходя из купе, он все-таки набрался смелости
сказать:
- Надеюсь, Ваше Королевское Высочество не считает, что я вел себя некорректно?
- Ну, что вы! Это не подлежит даже обсуждению!
Кто бы спорил! Но, согласитесь, какова принципиальность борцов против табака!
Кстати иногда она проявляется самым неожиданным образом. Я вспомнил эту историю,
когда читал последний репортаж Ольги Михайловой из Папуа. Пришлось напрячь память,
порыться в архивах… и вот она:
Чарльз Уилкс (Charles Wilkes), - американский морской офицер и исследователь,
руководивший Американской исследовательской экспедицией в 1838—1842 годах, в
своих воспоминаниях приводит следующий эпизод: По прибытии на острова Фиджи
американцы обнаружили на берегу останки корабля. За разъяснениями они обратились к
местным аборигенам. Один из них рассказал, что корабль причалил к берегу во время
шторма, и что вся его команда была захвачена каннибалами. На вопрос, какова же их
судьба, тот ответил: «Их всех убили». «И что же они сделали с ними потом?» «Мы их
есть… хорошо»,- ответил, улыбаясь, абориген. Шокированный коммодор с трудом
выдавил из себя: «Всех?!». На что простодушный собеседник спокойно ответил; «Да,
всех, кроме одного». «Что же заставило вас смилостивиться над этим несчастным?» «От
него сильно несло табаком…»
Этот эпизод мне напомнил сразу об индийском садовнике, который работал в саду
только с зажженной сигарой в зубах, спасавшей его от укусов ядовитых змей, а также о
той картине, которую можно часто наблюдать в метро, когда я вхожу в вагон после
очередной дегустации сигар в клубе. Забавно наблюдать, как вокруг тебя постепенно
образовывается свободное пространство…. Кстати, вот Вам и ответ на вопрос по поводу
того, откуда я черпаю материалы для своих эссе. Когда прочитаешь тысячи книг и
материалов на какую-то тему, достаточно одного толчка, чтобы из множества «кубиков»
сложилась вполне целостная картина. Сигара довершает процесс…
Вот еще один пример того, как этот механизм работает. Все Вы, конечно, следили
за историей 25-летнего заготовителя водорослей Сергея Ганюшева, просидевшего 17 дней
на необитаемом острове в Белом море. Естественным образом, меня это заставило
вспомнить о необычайном приключении Робинзона Крузо. То, что он написал в своем
дневнике 28 июня о табаке, на мой взгляд, является весьма поучительным для всех
путешественников:
«Боязнь возврата болезни весь день не покидала меня, и вдруг я вспомнил, что
жители Бразилии от всех почти болезней лечатся табаком; между тем в одном из моих



сундуков лежало несколько пачек табаку: одна большая пачка совсем заготовленного,
а остальные в листьях.
Я встал и пошел за табаком в свою кладовую. Несомненно моими действиями
руководило провидение, ибо, открыв сундук, я нашел в нем лекарство не только для тела,
но и для души: во первых, табак, который искал, во-вторых - библию. Оказалось, что я
сложил в этот сундук все книги, взятые мною с корабля, в том числе библию, в
которую до тех пор я не удосужился или, вернее, не чувствовал желания заглянуть.
Теперь я взял ее с собой, принес вместе с табаком в палатку и положил на стол.
Я не знал, как применяется табак против болезни; не знал даже, помогает ли он от
лихорадки; поэтому я произвел несколько опытов в надежде, что так или иначе действие
его должно проявиться. Прежде всего, я отделил из пачки один лист, положил его в рот
и разжевал. Табак был еще зеленый, очень крепкий; вдобавок я к нему не привык, так
что сначала он почти одурманил меня. Затем я приготовил табачную настойку на роме,
с тем, чтобы выпить ее часа через два, перед сном. Наконец я сжег немного табаку на
жаровне и втягивал носом дым до тех пор, пока не начинал задыхаться: я повторил эту
операцию несколько раз.
В промежутках пробовал читать библию, но у меня так кружилась голова от
табаку, что я должен был скоро отказаться от чтения, по крайней мере, на этот раз.
Помню, однако, что, когда я раскрыл библию наудачу, мне бросились в глаза следующие
слова: "Призови меня в день печали, и я освобожу тебя, и ты прославишь имя мое".
Совсем уже стемнело, от табаку голова моя отяжелела, и мне захотелось спать. Я
не погасил светильник на случай, если мне что-нибудь понадобится ночью, и улегся в
постель, Но прежде чем лечь, я сделал то, чего не делал никогда в жизни: опустился на
колени и стал молиться богу, чтобы он исполнил обещание - освободил меня, если я
призову его в день печали. Договорив свою нескладную молитву, я выпил табачную
настойку и лег. Настойка оказалась такой крепкой и противной на вкус, что я еле ее
проглотил. Она сразу бросилась мне в голову, и я крепко уснул. Когда я проснулся на
другой день, было, судя по солнцу, около трех часов пополудни; мне сильно сдается, что
я проспал тогда не одну, а две ночи, и проснулся только на третий день; по крайней
мере, ничем другим я не могу объяснить, каким образом из моего счета выпал один день,
как это обнаружилось спустя несколько лет: в самом деле, если бы я сбился в счете от
того, что пересек несколько раз экватор, то потерял бы больше одного дня; между тем я
потерял только один день, и мне никогда не удалось выяснить, как это произошло.
Но как бы то ни было, этот сон удивительно меня освежил: я встал бодрый и в
веселом настроении духа. У меня заметно прибавилось сил, желудок действовал
лучше, ибо я чувствовал голод. Лихорадка в тот день не повторилась, и вообще с тех
пор я начал быстро поправляться».

Ну и в завершение этой «табачной одиссеи» предлагаю Вам выдержку из письма,
написанного на фирменном бланке «Титаника» Джоном Снайдером, одним из немногих
счастливчиков, выживших в известной всем катастрофе. Он обращается к своему другу –
табачному торговцу: «Сижу за столом в каюте, мирно и с удовольствием курю, за что и
хочу сказать вам спасибо…». Письмо это так и не было отправлено – оно осталось лежать
в кармане пальто, пережив вместе с его автором одну из самых загадочных морских
трагедий…


Кадр из фильма "Титаник"

Комментарии пользователей

Русская сигара (1-я треть)

Мне часто приходится убеждать своих собеседников в том, что в XIX веке Россия занимала в Европе лидирующее положение в производстве сигар. Причем это касается нетолько количественных показателей, но и, в еще большей степени, качества.

Зигзаги судьбы

«И всюду страсти роковые,
 И от судеб защиты нет».

А.С. Пушкин