Двадцать тысяч лье с сигарой (часть вторая)

Малинин Андрей
Автор еженедельной колонки

Вопрос о затонувшем золоте в бухте Виго, о котором нам поведал знаменитый французский писатель-фантаст Жюль Верн,  волновал многих искателей приключений. Предыстория его такова:

Со времени первой экспедиции Христофора Колумба в 1492 году Корабли испанской Короны начали совершать маршруты с товарами из Нового Света. С  целью отражения разбойных нападений на перевозившие сокровища торговые суда король Испании приказал приставить к ним военные конвои. Так была создана  военно-транспортная флотилия Испанской колониальной империи, предназначавшаяся для вывоза из американских колоний в Европу разнообразных ценностей — преимущественно серебра с рудников Потоси, а также золота, бриллиантов, пряностей, табака и шёлка. Организатором системы конвоев принято считать адмирала и личного советника короля Филиппа II - Педро Менендеса де Авилес. Созданная им армада получила название «серебряный» или «золотой флот». Другое название - «флот Индий» (исп. Flota de Indias). При этом флот Индий был задействован как в Тихом океане, так и в Атлантике, где его основным подразделением был базировавшийся в Гаване так называемый «Вест-индский флот».


Начало XVIII в. стало для испанской монархии серьёзным испытанием.  Используя отсутствие законных наследников у испанского короля Карла II, французский король Людовик XIV предъявил претензии на испанский трон, выдвинув в качестве претендента своего внука Филиппа V. Это немедленно вызвало негативную реакцию в Англии и Австрии и стало началом одной из самых затяжных войн XVIII века - войны за испанское наследство.

Полномасштабные боевые действия, развернувшиеся как в Европе, так и на огромных просторах испанских колониальных владений, требовали огромных средств, и единственным надёжным источником их поступления оставались золотые и серебряные копи в Америке. Поскольку испанский флот не мог в одиночку обеспечить безопасность перевозок ценных грузов через Атлантику, на помощь пришли французские флотоводцы.

Летом 1702 года от берегов Кубы под командованием дона Мануэля де Веласко отчалили 19 галеонов, нагруженные богатствами, равных которым испанские колонии никогда до того не отправляли в метрополию – около 118 млн. серебряных песо и 9 млн. золотых монет (в пересчете на современные меры свыше 3400 тонн серебра и 200 тонн золота). Кроме того, галеоны везли товары из юго-восточной Азии – шелк, фарфор, жемчуг, пряности и многое другое на сумму 30 млн. песо. Среди ценного груза был и табак! При испанском дворе многие серьезно опасались за исход этого плавания. Поэтому в море «Серебряный флот» встретился с военной эскадрой союзников – французов,  состоявшей из 23 кораблей. Им была поручена охрана испанской флотилии.

Флотилия направлялась в Кадис - первый испанский порт, где останавливались корабли из Америки. Но на подходе к нему командовавший французами адмирал маркиз де Шато-Рено узнал, что Кадис блокирован англо-голландским флотом, и предложил своему испанскому коллеге Мануэлю де Веласко направиться к берегам Галисии, чтобы укрыться в удобном для такого случая заливе Виго.  22 сентября они достигли намеченной точки. 

Здесь произошла роковая заминка. Дело в том, что купцы Кадиса пользовались,  привилегией принимать все грузы, прибывавшие из Вест-Индии. Стало быть, разгрузка галеонов с золотом в порту Виго была нарушением их привилегии. Они обратились с жалобой в Мадрид. И слабовольный Филипп V приказал оставить транспорт под секвестром до выхода из кадиских вод вражеского флота. Де Веласко ждал распоряжений из Мадрида и не решался разгружать суда, равно как и покидать Виго. Лишь 19 октября он отправил в испанскую столицу первую партию груза (примерно 12 млн. монет). 

Нерешительность испанского адмирала имела трагические последствия - спустя три дня к заливу подошла англо-голландская эскадра под командованием адмирала Джорджа Рука, который был послан с большими англо-голландскими войсками чтобы захватить испанский город Кадис. Взять город англичанам по целому ряду причин не удалось, поэтому их войска загрузились обратно на корабли и 30 сентября 1702 года сняли осаду.  Во время стоянки в Лагосе для пополнения запасов воды Рук узнал, что в заливе Виго укрылся флот, нагруженный богатствами, равных которым испанские колонии никогда до того не отправляли в метрополию.  Бросив бесплодную блокаду Кадиса, он отправился на север. 


Атака англо-голландского флота в бухте Виго

Бухта Виго имеет длинный вход с моря, тянущийся около восьми миль на северо-восток, постепенно суживаясь до расстояния между берегами, не превышающего 600 ярдов, - это место называется Ранде. Затем проход расширяется наподобие озера, довольно мелкого. Город Виго, бывший в 1702 году простой рыбачьей деревушкой, расположен на южном берегу залива, а город Родондела на юго-восточной стороне залива.

Шато-Рено привёл свои суда и их конвой через Ранде, а в самой узкой части пролива были построены форты и батареи, вооружённые на южной стороне 38, а на северной -17 орудиями. Чтобы затруднить противнику проход в бухту, из запасных мачт и рангоута, скрепленного канатами, был построен бон, соединявший два форта. Далеко за боном полумесяцем расположился французский флот, защищавший галеоны.

Войдя в залив,  корабли Рука атаковали лучше вооруженные, но менее маневренные французские суда. Одновременно 4000 солдат пошли на штурм двух фортов, стоявших по берегам наиболее узкой части залива. Несмотря на численное превосходство испанцев, англичане завладели батареей из 38 орудий, и англо-голландский флот, подняв паруса, устремился в бухту. Вице-адмирал Томас Хопсон на своём флагмане «The Torbay» во главе авангарда прорвал бон. В это же время «Ассоциатион», под командой капитана Букмана, встал бортом напротив батареи на другой стороне пролива и начал расстреливать её из всех орудий.

Видя безвыходность ситуации, испанцы начали жечь галеоны, чтобы они не достались противнику. Пламя озарило воды бухты. Моряки в панике бросали свои корабли и плыли к берегу. Лишь немногие суда в бухте оказались не охваченными пламенем. Они достались англичанам в качестве трофеев. В плен попало около 200 французов и испанцев, в том числе французский вице-адмирал с несколькими капитанами и генерал-лейтенант испанского флота.


Бой длился более суток и закончился разгромом французской эскадры. Шато-Рено с несколькими кораблями удалось вырваться из залива. Мануэль де Веласко, предвидя исход сражения, отдал приказ затопить все галеоны. Но храбрецы Джорджа Рука все же успели захватить пятерых «испанцев». Один из них - самый крупный  в испанской флотилии, отправленный в качестве приза в Англию под командованием адмирала сэра Клаудесли Шоувела, - сразу же после выхода из бухты наскочил на риф и затонул на глубине 33 метра. Тем не менее, несколько десятков тонн уцелевших золота и серебра вкупе с ценными товарами стали достаточным свидетельством блестящей победы, не столько обогатившей Британию, сколько опустошившей казну ее врагов. От пленных стало известно, что королевская доля серебра, составлявшая около 3 миллионов фунтов в ценах тех лет, была выгружена на берег с галеонов и отправлена вглубь страны. На берегу находилось только 40 маленьких сундуков с кошенилью. 

24 октября английские ныряльщики обследовали обломки затонувших кораблей и смогли достать некоторые ценности, но после обстрела местными жителями были вынуждены свернуть все работы. 

В руки победителей попало 20 миллионов песо и огромное количество товаров аналогичной стоимости, которые не успели перед этим выгрузить на берег. 4 миллиона в серебре было потеряно вместе с затонувшими судами, а также товаров на 10 миллионов. Два миллиона песо в серебре, а также товары на пять миллионов песо, были впоследствии извлечены со дна.

В итоге в битве за золото было потоплено 24 корабля. Впрочем, до сих пор нет единого мнения ни о количестве затонувших в бухте судов, ни о размерах добычи, доставшейся англичанам и голландцам. Согласно одним сведениям, в руки англичан попали сокровища на сумму от 200 тысяч до 5 миллионов фунтов стерлингов. А между тем из 19 галеонов им удалось захватить только 5, причем один из них, как мы знаем, затонул. Кроме того, было захвачено 6 французских кораблей. Другие источники утверждают, что весь груз пошел на дно бухты вместе с галеонами. Французы, в свою очередь, предполагают, что решительный Шато-Рено по приходу эскадры в Виго выгрузил ценности на берег и под охраной французских войск отправил их своему правительству. Иначе за что же Людовик XIV после этих событий произвел его в маршалы вместе с чином полного адмирала?

В действительности же надо признать: вопрос о судьбе сокровищ, которые во время боя находились в трюмах галеонов, вот уже почти 300 лет остается без ответа.

Такая вот история. Но нас интересует, конечно,  больше ответ на другой вопрос: «А причем здесь, собственно, табак?». Оказывается, что и здесь находятся его следы. Во- первых, как было отмечено выше, табак составлял часть ценнейшего груза, привезенного из Нового в Старый свет.  Одно только это уже представляет интерес для людей, интересующихся историей табака. Но даже не это главное! Дело в том, что именно с добычи, отвоеванной англичанами в бухте Виго, началось, по мнению историков, их пристрастие к нюхательному табаку! И, если моду на курительные трубки в Англии связывают с именем Уолтера Рэли,  государственного деятеля, путешественника, писателя и фаворита Елизаветы I то моду на нюхательный табак связывают с именем уже упоминавшегося нами вице-адмирала Томаса Хопсона.


Поднятый со дна сундук со слитками серебра (из экспозиции одного из музеев Севильи)

Во время боя в бухте Виго на флагманский корабль Хопсона навалился французский брандер (судно, нагруженное легковоспламеняющимися, либо взрывчатыми веществами, используемое для поджога или подрыва вражеского корабля с целью его уничтожения), и корабль его  наверно сгорел бы, но брандер внезапно взлетел на воздух. Флагман получил множество повреждений, более 10 человек погибли. К счастью, французским брандером оказалось торговое судно, спешно снаряженное для этих целей. На нем находилась огромная партия отборного нюхательного табака, по некоторым оценкам, более 80 тысяч бочек. Когда брандер был взорван, нюхательный табак в какой-то мере притушил огонь и спас английского флотоводца от гибели. Табак с захваченных испанских галеонов впоследствии был распродан в Лондоне, Портсмуте, Чатеме и Плимуте. 

Это сражение, за которое Хопсон получил рыцарское звание и пенсион в 500 фунтов стерлингов, во многом и определило возникновение ставшей на время популярной в Англии моды на нюхательный табак. 

Знал ли об этом Жюль Верн, нам не ведомо… 

Комментарии пользователей

Заметки петербургского туриста

«Кто не был коротко знаком с Дружининым и не знал в подробности всего, что он писал в разных родах, тот конечно не мог себе представить даже приблизительно, каково было богатство его натуры...

Путешествие по пожелтевшим страницам

Люблю листать старинные журналы. Это все равно, что путешествовать в машине времени. Раз – и ты на строительстве Эйфелевой башни, два – и ты уже на корриде где-нибудь в Испании три – и ты на табачных плантациях Малороссии

Кто сказал Мяу

27 ноября 2007 года в Италии торжественно отметили День черной кошки. Теперь этот праздник собираются отмечать ежегодно. Его необходимость, по мнению представителей Ассоциации по защите окружающей среды и животных Италии...