Досада Сары

Малинин Андрей
Автор еженедельной колонки

Антон Павлович Чехов в своем репортаже о приезде в Москву Сары Бернар, знаменитой французской актрисы, писал: «Два дня тому назад Москва знала только четыре стихии, теперь же она неугомонно толкует о пятой. Она знала семь чудес, теперь же не проходит и полминуты, чтобы она не говорила о восьмом чуде. Те, которым посчастливилось достать хоть самый маленький билет, умирают от нетерпения, ожидая вечера. Забыты глупая погода, плохие мостовые, дороговизна, тещи, долги. Нет того канальи-извозчика, который, сидя на козлах, не разводил бы рацеи о приезжей. Газетчики не пьют, не едят, бегают, суетятся. Одним словом, артистка стала нашей idee fixe. Мы чувствуем, что в наших головах происходит нечто подобное первичному умопомешательству.

 
 Сара Бернар

Про Сару Бернар писали и пишут ужасно много! Если бы мы собрали все то, что было написано о ней, и продали бы на пуды (по полтора рубля за пуд) и если бы мы пожертвовали полученную от продажи сумму Обществу покровительства животных, то – клянемся нашими перьями! – лошади и собаки обедали бы и ужинали по меньшей мере у Оливье или у Татар. Писали много и, разумеется... врали много. Врали, кажется, больше, чем не врали. Писали о ней французы, немцы, негры, англичане, готтентоты, греки, патагонцы, индийцы... Напишем и мы о ней что-нибудь, напишем и постараемся не врать».

И тут же мастер добавляет: «Замечательно, господа! Как только начнешь писать про Сару Бернар, так и хочется что-нибудь соврать. Почтенная дива, надо полагать, поработила самую красивую из человеческих страстей...». Cвою лепту в описание жизни Сары Бернар внес известный кубинский писатель и публицист Орландо Кирога, который поведал нам забавную историю ее пребывания на Кубе. Звучит это примерно так: Сара Бернар приехала в 1887 году с гастролями на Кубу. Она поселилась в отеле «Inglaterra», самом комфортабельном гаванском отеле того времени. Кубинская публика к горькому разочарованию не оценила искусство уже не молодой Сары Бернар. А ведь о ее таланте и ее красоте слагали легенды. В ее честь был назван даже один из самых красивых и ароматных сортов гибридных пионов! Увы, кубинцы просто отказались верить сорокалетней Джульетте. Раздосадованной Саре, обозвавшей кубинцев «индейцами в галстуках», ничего не оставалось, как искать утешения своим обидам.

И здесь на сцене появился красавец тореадор Луис Мазантини. Театральная дива заметила его случайно в ресторане гостиницы в окружении яркой и шумной компании фанатов. С сигарой в зубах он был неотразим. Сара Бернар через официанта передала ему просьбу подойти к ее столу. Галантный тореро с любезностью принял приглашение, и через несколько мгновений его губы уже целовали осыпанную бриллиантами руку актрисы. 

 
Куба

Сара призналась Мазантини, что она уже давно испытывает интерес к сигарам, но все как-то не решается закурить. На это тореадор ответил, что сделать это гораздо проще, чем сражаться с быками на арене, и выразил готовность преподать актрисе уроки сигароведения. «Нет, нет! Что Вы! Только не здесь. Я не могу дать местной публике повода для всякого рода слухов и кривотолков. Давайте продолжим занятия в моем или в вашем номере». И они продолжили, и длились эти занятия несколько дней… Говорят, что все это время в гостинице раздавались вздохи и ахи, и что даже сегодня их можно еще услышать здесь по ночам… Проверить это легко. После реконструкции самый старый отель Гаваны вновь открыт для любителей сигар.

Я был там. Курил сигару и слушал тишину ночной Гаваны, наполненную тропическими ароматами и мерным дыханием океана. И звуки слышал. Отовсюду...
Куба создана для любви и сигар!

Комментарии пользователей

В постели с сигарой

Однажды, всего только однажды, он вдруг ощутит аромат совершеннейшего табака – аромат идеальной сигары. С этого момента жизнь его наполнится печалью. Также как и поцелованный во сне богиней человек испытывает вечное томление от любви, так и он будет вечно скитаться в поисках того, сам не знает чего.

Сила табака

Через какое-то время самолет вдруг резко пошел на снижение. Через иллюминатор кроме бескрайней сельвы ничего другого не было видно, никаких признаков цивилизации. Было полное ощущение, что мы падаем на девственный лес.